Несказочная поэзия. Былины
Страница 32

И тут начал Василий по Нову-городу похаживать,

По заулкам мужичков поколачивать.

И те ли городовые начальники

И Фома да Родионович

Положили золота, серебра

Да и скатного жемчуга

И пошли ко честной вдове Амельфе Тимофеевне,

И говорят они таковы слова:

«Ай же ты, честна вдова Амельфа Тимофеевна!

Возьми-ка ты злато и серебро,

А уговори-ка свое чадо милое,

Молодого Василья Буслаева».

И тут проговорит честна вдова,

Честна вдова Амельфа Тимофеевна:

«Я к вам ходила со златом и серебром

И со скатным жемчугом,

А вы у меня да не приняли!

А я и так могу уговорить

Свое чадо милое, Молодого Василья Буслаева».

И пошла она к Василью Буслаеву на Нов-город,

И зашла сзади, и клала свои руки белые

Василью на могучи плечи, И сама говорит таковы слова:

«Ай же мое чадо милое,

Молодой Василий да Буслаевич!

Укроти свое сердце богатырское!»

Как тут молодой Василий да Буслаевич

Послушал он свою родну матушку.

Укротил он сердце богатырское,

И пришел он в свой терем златоверховатый.

(Развязка былины своеобразна. Василий прекращает бой по просьбе матери. По существу, конфликт между Василием Буслаевичем и новгородцами никак не разрешается. Пар выпущен – «укротил он сердце богатырское»).

9. СМЕРТЬ ВАСИЛИЯ БУСЛАЕВА

Под славным великим Новым-городом,

По славному озеру по Ильменю

Плавает, поплавает сер селезень,

Как бы ярый гоголь поныривает;

А плавает, поплавает червлен корабль

Как бы молода Василья Буслаевича,

А и молода Василья со его дружиною хороброю.

Тридцать удалых молодцов:

Костя Никитин корму держит,

Маленький Потаня на носу стоит,

А Василий-то по кораблю похаживает,

Таковы слова поговаривает:

«Свет моя дружина хоробрая,

Тридцать удалых добрых молодцов!

Ставьте корабль поперек Ильменя,

Приставайте, молодцы, ко Нову-городу».

А и тычками к берегу притыкалися,

Сходни бросали на крутой бережок.

Походил тут Василий ко своему он двору,

И за ним идет дружинушка хоробрая;

Только караулы оставили.»

Приходит Василий Буслаевич

Ко своей сударыне матушке,

Матерой вдове Амельфе Тимофеевне.

Как вьюн, около нее увивается,

Просит благословение великое:

«А свет ты, моя сударыня матушка,

Матера вдова Амельфа Тимофеевна!

Дай мне благословение великое –

Идти мне, Василью, в Ерусалим-град

Со всею дружиною хороброю,

Мне-ка Господу помолитися,

Во Ердане-реке искупатися».

Что взговорит матера вдова

Матера Амельфа Тимофеевна:

«Гой еси ты, мое чадо милое,

Молодой Василий Буслаевич!

То коли ты пойдешь на добрые дела,

Тебе дам благословение великое;

То коли ты, дитя, на разбой пойдешь,

И не дам благословения великого,

А и не носи Василья сыра земля».

Камень от огня разгорается,

А булат от жару растопляется,

Материнское сердце распускается;

И дает она много свинца, пороха,

И дает Василью запасы хлебные,

И дает оружье долгомерное:

«Побереги ты, Василий, буйну голову свою!»

Скоро молодцы собираются

И с матерой вдовой прощаются.

Приходили они на червлен корабль,

Подымали тонки парусы полотняные,

Побежали по озеру Ильменю;

Бегут они уж сутки, другие,

А бегут уже неделю, другую,

Навстречу им гости-корабельщики:

«Здравствуй, Василий Буслаевич!

Куда, молодец, поизволил погулять?»

Отвечает Василий Буслаевич:

«Гой еси вы, гости-корабельщики!

А скажите вы, молодцы, мне прямого пути

Ко святому граду Ерусалиму».

Отвечают ему гости-корабельщики:

«А и гой еси, Василий Буслаевич!

Страницы: 27 28 29 30 31 32 33 34 35


"Век живи - век люби"
Добролюбие - вот что привлекает в героях распутинских рассказов, в которых ищет и находит свое место гармония, какое-то неистребимое стремление к ладу с собою, с людьми, с природой. Может быть, это происходит и потому еще, что энергия доброты, излучаемая взрослыми, не только воспринимается, но и развивается затем детьми (впрочем, так же ...

Ричардсон (1689–1761)
Ричардсон не готовил себя к поприщу литератора, он никогда не помышлял о литературной славе, и дарование его раскрылось случайно. Сын столяра, он еще мальчиком попал в услужение к типографу и издателю, вырос при нем, затем женился на его дочери и стал сам владельцем печатного предприятия. Случилось так, что надо было издать письмовник. ...

«Хожение за три моря» Афанасия Никитина. Личность путешественника в памятнике
Выдающимся произведением конца XV в. является "Хожение за три моря" тверского купца Афанасия Никитина, помещенное под 1475 г. в Софийской летописи. Свое "хожение" в Индию Никитин совершал с 1466 по 1472 г Он был одним из первых европейцев, вступивших на землю "брахманов", о громадных богатствах и сказочных ...