Несказочная поэзия. Былины
Страница 29

«И что идите ко мне на двор,

К моему двору, Василья Буслаева,

А не работу работать деревенскую,

А пить зелено вино безденежно».

И бросал письмо на Волхов мост,

И сам выкатил бочку зелена вина,

Зелена вина до сорока ведер,

Сорока ведер себе на широкий двор.

И наливает чару зелена вина,

Зелена вина да полтора ведра.

И те мужички да новгородские

Подняли письмо на Волховом мосту

И пошли-то ко двору да ко Буслаеву.

Тут стоит Василий да сын Буслаевич,

И говорит Василий таковы слова:

«Кто поднимет чару зелена вина,

Зелена вина да полтора ведра,

И поднимет чару единой рукой

И выпьет чару на единый вздох,

Стерпит-то червленый вяз в буйну голову ,

Тот попадет ко мне в дружину хоробрую».

(По существу, Василий набирает в дружину пьяниц и забияк, которые хотят не работать, а пить и есть готовое. Есть вариант, где товарищи Василия называются «шильниками, мыльниками, портомойниками», но чаще всего это сброд, пришлые люди, не новгородцы).

Идет-то Иванище сильное,

Берет-то он чару единой рукой,

Выпивает он на единый вздох,

И ударил Василий червленым вязом в буйпу голову -

А стоит Иванище, не стряхнется,

Не стряхнется и не ворохнется,

И с буйной головы колпак не сворохнется.

И зазывал Василий Буслаевич

Во свой терем златоверховатый

Хлеба-соли кушати, белой лебедушки рушати.

И тот прошел, так иной пошел.

Идет тут Потанюшка хроменький

И принимается за чару единой рукой,

И выпивает чару за единый вздох,

И ударил Василий червленым вязом,

Червленым вязом да в буйну голову, —

А стоит-то Потанюшка, не стряхнется,

Не стряхнется и не ворохнется,

И с буйной головы колпак не сворохнется.

И зазывал Василий Бусдаевич

Во свой терем здатоверховатый

Хлеба-соли кушати, белой лебедушки рушати.

И тот прошел, так иной пошел.

Тут идет Васенька маленький,

Принимается за чару единой рукой.

Говорит Василий сын Буслаевич:

«Не поднять тебе чары единой рукой

И не выпить чары на единый вздох».

И плюнул Васенька и прочь пошел

И сам говорит таковы слова:

«Ты, молодой щенок Василий да сын Буслаевич,

Не узнал молодца, а обесчестил меня!»

И тут молодой Василий да Буслаевич

Побежал он вслед с червленым вязом

И ударил Василья червленым вязом да в буйну голову.

Идет Васька да не стряхнется,

Не стряхнется и не сворохнется,

С буйной головы колпак не сворохнется.

И говорит тут Василий да Буслаевич:

«Разве сила у меня да не по-старому?

И верно червлён-то служит не по-прежнему?»

И лежит горючий белый камешек,

И ударил червленым вязом в белый камешек,

И рассыпался камешек на мелки части.

И забежал молодой Василий да сын Буслаевич

К Васеньке маленькому, стал просить

Хлеба-соли кушати, белой лебедушки рушати.

(Через трех персонажей показана вся дружина. Имя Потанюшки хроменького очень устойчиво, оно встречается почти во всех вариантах былины. В этом эпизоде используется прием первоначальной недооценки героя. Он хоть и хроменький, но и пить горазд, и устойчив в драке. Васенька маленький на вид еще более неказист, он вызывает недоверие Буслаевича, но на деле оказывается пьяницей и драчуном – молодцем что надо. В эпизоде испытания его силы используется традиционная формула: «Разве сила у меня да не по-старому…». Набрав дружину, Василий устраивает пир с побратанием. Отныне они побратимы, связанные обязательством стоять один за всех, все за одного).

И собрались тут мужики новгородские,

И напились мужики новгородские,

Поспорили они и повздорили;

Страницы: 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34


Особенности родного говора писателя в системе русских наречий. Исследование диалектных элементов в их соотношении с родным говором писателя
Многочисленные исследования творчества писателей, их языкового своеобразия свидетельствуют о том, что в своих произведениях каждый из них отражает прежде всего особенности речи той территории, на которой он родился и вырос. Совершенно очевидно, что писатель, в прошлом, возможно, носитель определенного диалекта, овладевает литературным я ...

Американский постмодернизм
Авторитет модернизма как одной из важнейших художественных тенденций в американской ХХ века после войны заметно пошатнулся. Направленность поисков нового течения по своей сути предопределялось природой модернистского искусства с его установкой на “революцию слова” и отказом признать общественную детерминированность искусства, даже если ...

И снова драматургия
После десятилетнего перерыва Шиллер снова возвратился к драматургии и создал трилогию «Валленштейн» (1791–1799), в которой показал исторические события, происходившие в Германии в начале XVII столетия, в эпоху Тридцатилетней войны. Герой трилогии Альбрехт Валленштейн – действительное историческое лицо, полководец, бывший на службе австр ...