Несказочная поэзия. Былины
Страница 25

А сам-то прямо шел в гостиный ряд.

Втройне товаров принавезено,

Втройне товаров принаполнено.

Подоспели товары московские

На тую на великую на славу новгородскую.

(Развитие нового действия. Былина использует прием трехкратного повтора – три дня Садко скупает товары, но со всех городов и заморских стран прибывают все новые и новые товары больше прежнего) Выбор лазерного монохромного принтера.

Как тут Садко призадумался:

«Не выкупить товара со всего бела света.

Еще повыкуплю товары московские –

Подоспеют товары заморские.

Не я, видно, купец богат новгородский –

Побогаче меня славный Новгород».

Отдавал он настоятелям новгородским

Денежек он тридцать тысячей.

(Новая кульминация. Согласно былинной традиции, герой всегда должен выиграть спор. Садко богат, у него «бессчетна золота казна», но он приходит к выводу, что бесполезно спорить с Господином Великим Новгородом).

На свою бессчетну золоту казну

Построил Садко тридцать кораблей,

Тридцать кораблей черленыих.

На те корабли на черленые

Свалил товары новгородские.

(Новая, уже третья завязка внутри одного текста былины)

Поехал Садко по Волхову,

Со Волхова во Ладожско,

А со Ладожска во Неву-реку,

А со Невы-реки во сине море.

Как поехал он по синю морю,

Воротил он в Золоту Орду,

Продавал товары новгородские,

Получал барыши великие.

Получал барыши великие,

Насыпал бочки-сороковки красна золота, чиста серебра,

Поезжал назад во Новгород,

Поезжал он по синю морю.

(Развитие нового действия. Удивительно точно описывается в былине путь, которым шла новгородская торговля. Правда, за синим морем у него оказывается Золота Орда. Богатство Садко гиперболизируется: свои доходы он меряет бочками-сороковками).

На синем море сходилась погода сильная,

Застоялись корабли на синем море:

А волной-то бьет, паруса рвет,

Ломает кораблики черленые,

А корабли нейдут с места на синем море.

Говорит Садко-купец, богатый гость

Ко своей дружине ко хоробрые:

«Ай, же ты, дружинушка хоробрая!

Как мы век по морю ездили,

А морскому царю дани не плачивали.

Видно, царь морской от нас дани требует,

Требует дани во сине море.

(На море происходит чудо: буря бьет корабли, рвет паруса, но они не двигаются с места. Садко понимает, что морской царь требует дани).

Ай, же братцы, дружина хоробрая!

Взимайте бочку-сороковку чиста серебра,

Спущайте бочку во синё море».

Дружина его хоробрая

Взимала бочку чиста серебра,

Спускала бочку во синё море.

А волной-то бьет, паруса рвет,

Ломает кораблики черленые,

А корабли нейдут с места на синем море.

Тут его дружина хоробрая

Брала бочку-сороковку красна золота,

Спускала бочку во синё море.

А волной-то бьет, паруса рвет,

Ломает кораблики черленые,

А корабли нейдут с места на синем море.

Говорит Садко-купец, богатый гость:

«Видно, царь морской требует

Живой головы во сине море.

(Буря не прекращается – морской царь требует жертвоприношения).

Делайте, братцы, жеребья вольжаны,

Я сам сделаю на красном на золоте.

Всяк свои имена подписывайте.

Спускайте жеребья на сине море:

Чей жеребий ко дну пойдет,

Таковому идти во сине море».

Делали жеребья вольжаны,

А сам Садко делал на красном на золоте.

Всяк свое имя подписывал,

Спускали жеребья на сине море.

Как у всей дружины хоробрые

Жеребья гоголем по воде плывут,

А у Садка-купца – ключом на дно.

Говорит Садко-купец, богатый гость:

«Ай, же братцы, дружина хоробрая!

Этыя жеребья неправильны:

Делайте жеребья на красном на золоте,

Страницы: 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30


Нормы орфоэпии.
Орфоэпические нормы называют также литературными произносительными нормами, так как они обслуживают литературный язык, т.е. язык, на котором говорят и пишут культурные люди. Литературный язык объединяет всех говорящих по-русски, он нужен для преодоления языковых различий между ними. А это значит, что у него должны быть строгие нормы: не ...

Пространство и вещь как философско-художественные образы
Изучая пространство, Бродский оперирует не Эвклидовыми «Началами», а геометрией Лобачевского, в которой, как известно, параллельным прямым некуда деться: они пересекаются. И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут, но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут, тут конец перспективы. Пространство для поэта бесконечно, но это ...

Гончаров
Выдающийся русский романист Иван Александрович Гончаров (1812—1891) разделял с русскими просветителями вражду к крепостному праву и веру в то, что его уничтожение принесет благоденствие России. Однако по своим политическим воззрениям Гончаров склонялся к либерально-консервативной позиции. Романы Гончарова «Обыкновенная история» (1847 г ...