Несказочная поэзия. Былины
Страница 26

А я сделаю жеребий вольжаный».

Делали жеребья на красноем на золоте,

А сам Садко делал жеребий вольжаный.

Всяк свое имя подписывал,

Спускали жеребья на сине море.

Как у всей дружины хоробрые

Жеребья гоголем по воде плывут,

А у Садка-купца – ключом на дно.

Говорит Садко-купец, богатый гость: Микроклад займ онлайн личный кабинет займы.рф. . Склады временного хранения в москве www.skladovka.ru.

«Ай, же братцы, дружина хоробрая!

Видно, царь морской требует

Самого Садка богатого в сине море.

(Кульминация. Во всех вариантах былины всегда подробно описывается жеребьевка. Что бы ни предпринимал Садко, жребий всегда падает на него. В далекой древности тот, на кого падал жребий, должен был беспрекословно выполнять волю судьбы. Садко смиряется с неизбежным и готовится к смерти).

Несите мою чернильницу вальяжную,

Перо лебединое, лист бумаги гербовый».

Несли ему чернильницу вальяжную,

Перо лебединое, лист бумаги гербовый.

Он стал именьице отписывать:

Кое именьице отписывал Божьим церквам,

Кое именьице нищей братии,

Иное именьице молодой жене,

Остальное именье дружине хороброей.

Говорил Садко-купец, богатый гость:

«Ай, же братцы, дружина хоробрая!

Давайте мне гусельки яровчаты,

Поиграть-то мне в остатнее:

Больше мне в гусельки не игрывати.

Али взять мне гусли с собой во сине море?»

Взимает он гусельки яровчаты,

Сам говорит таковы слова:

«Свалите дощечку дубовую на воду:

Хоть я свалюсь на доску дубовую,

Не столь мне страшно принять смерть во синем море».

(Перед смертью Садко держится с достоинством, пишет завещание, и в последние минуты жизни опять чувствует себя гусляром).

Свалили дощечку дубовую на воду,

Потом поезжали корабли по синю морю,

Полетели, как черные вороны.

Остался Садко на синем море.

Со тоя со страсти со великие

Заснул на дощечке на дубовоей.

Проснулся Садко во синем море,

Во синем море, на самом дне.

Сквозь воду увидел пекучись красное солнышко,

Вечернюю зорю, зорю утреннюю.

Увидел Садко: во синем море

Стоит палата белокаменная.

Заходил Садко в палату белокаменну:

Сидит в палате царь морской,

Голова у царя как куча сенная.

(Переход Садко в подводное царство описывается как сон и пробуждение. Чтобы перейти в мир иной, герой должен умереть для земного мира. В этом контексте сон Садко воспринимается как временная смерть. По древним представлениям, подводный мир напоминает земной: там так же восходит заря, светит солнце, построены белокаменные палаты, в которых живет морской царь. В былине не дается портрет морского царя, можно только догадываться, что он антропоморфен и огромного роста, т.к. голова у него, «как куча сенная»).

Говорит царь таковы слова:

«Ай, же ты, Садко-купец, богатый гость!

Век ты, Садко, по морю езживал,

Мне, царю, дани не плачивал,

А нонь весь пришел ко мне во подарочках.

Скажут, мастер играть в гусельки яровчаты,

Поиграй же мне в гусельки яровчаты».

Как начал играть Садко в гусельки яровчаты,

Как начал плясать царь морской во синем море,

Как расплясался царь морской.

Играл Садко сутки, играл и другие

Да играл еще Садко и трети –

А все пляшет царь морской во синем море.

Во синем море вода всколыбалася,

Со желтым песком вода смутилася,

Стало разбивать много кораблей на синем море,

Стало много гибнуть именьицев,

Стало много тонуть людей праведныих.

(Морской царь, к которому попадает Садко, более высокого ранга, чем тот мифический хозяин Ильмень-озера, который когда-то наградил его. Он живет в океане, он слышал о Садко как об искусном музыканте, но никогда не слышал его игру. Былина отражает древние представления о том, что буря на море происходит от пляски морского царя. В данном случае в этом виноват Садко).

Страницы: 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31


Исследование родного говора писателя В.Шукшина
Огромное богатство творческой личности Василия Шукшина, его органическую народность, как подчеркивают многие исследователи его творческого таланта, с какой-то особой пронзительной душевной теплотой ощущаешь лишь на Алтае. Эта земля, которая вырастила художника, вдохнув в него свою силу, свое собственное неповторимое своеобразие. Извест ...

Типография невеж
После отъезда Ивана Федорова из Москвы в оставшейся после него типографии печатники Никифор Тарасиев и Невежа Тимофеев напечатали (20 декабря 1568 года) только одну книгу — «Псалтирь». По высокому качеству полиграфического исполнения «Псалтири» видно, что печатники этой книги, безусловно, были учениками Ивана Фёдорова. Несмотря на испол ...

Зарождение литературы ужаса
Совершенно очевидно, что форма, столь тесно связанная с первичным чувством, то есть литература ужаса, стара, как человеческая мысль или речь. Космический ужас появляется в качестве составного элемента в самом раннем фольклоре всех народов, его легко увидеть в древних балладах, хрониках и священных писаниях. Он был пременным атрибутом пр ...