Несказочная поэзия. Былины
Страница 23

А за тобою ноне силы – сметы нет».

Оглянется Тугарин назад себя -

В те поры Алеша подскочил, ему голову срубил.

И пала голова на сыру землю, как пивной котел.

(Кульминация. Алеша в решительную минуту прибегает к хитрости, обманывает и побеждает опасного врага, которого не смог бы победить силой.)

Алеша скочил со добра коня,

Отвязал чембур от добра коня

И проколол уши у головы Тугарина Змеевича,

И привязал к добру коню,

И привез в Киев-град на княженецкий двор,

Бросил среди двора княженецкого.

И увидел Алешу Владимир-князь,

Повел во светлы гридни, сажал за убраны столы,

Тут для Алеши и стол пошел.

Сколько времени покушавши, говорил Владимир-князь:

«Гой еси, Алеша Попович млад!

Час ты мне свет дал.

Пожалуй, ты живи в Киеве,

Служи мне, князю Владимиру,

Долюби тебя пожалую».

В те поры Алеша Попович млад

Князя не ослушался,

Стал служить верой и правдою.

А княгиня говорила Алеше Поповичу:

«Деревенщина ты, засельщина!

Разлучил меня с другом милыим,

С молодым Змеем Тугаретином!»

(Развязка сюжета былины – Алеша после победы над Тугарином остается служить князю Владимиру. Необычно в развязке то, что княгиня не наказана.)

То старина, то и деяние.

(Последняя строка – былинный исход.)

7. САДКО

Садка день не зовут на почестен пир,

Другой не зовут на почестен пир

И третий не зовут на почестен пир,

По том Садко соскучился.

(Экспозиция рассказывает о предистории событий: когда-то Садко был неимущим бедным гусляром, он чем-то не угодил новгородским купцам, и они перестали звать его на свои пиры, по-видимому, лишив этим заработка).

Как пошел Садко к Ильмень-озеру,

Садился на бел-горюч камень

И начал играть в гусельки яровчаты.

Как тут-то в озере вода всколыбалася,

Показался царь морской,

Вышел со Ильмени со озера,

Сам говорил таковы слова:

«Ай же ты, Садко новгородский!

Не знаю, чем буде тебя пожаловать

За твои утехи за великие,

За твою-то игру нежную:

Аль бессчетной золотой казной?

А не то ступай во Новгород

И ударь о велик заклад,

Заложи свою буйну голову

И выряжай с прочих купцов

Лавки товара красного

И спорь, что в Ильмень-озере

Есть рыба – золоты перья.

Тогда ты, Садко, счастлив будешь!»

(Завязка: Садко своей "игрой нежной" завораживает водную стихию, персонифицированную в образе морского царя, мифического хозяина Ильмень- озера, который дает возможность бедному гусляру утвердиться среди людей, и даже стать богаче всех новгородских купцов).

Пошел Садко от Ильменя от озера,

Как приходил Садко во свой во Новгород,

Позвали Садка на почестен пир.

Как тут Садко новгородский

Стал играть в гусельки яровчаты.

Как тут стали Садка попаивать,

Стали Садку поднашивать,

Как тут-то Садко стал похвастывать:

«Ай, же вы, купцы новгородские!

Как знаю чудо-чудное в Ильмень-озере:

А есть рыба – золоты перья в Ильмень-озере!»

Как тут-то купцы новгородские

Говорят ему таковы слова:

«Не знаешь ты чуда чудного,

Не может быть в Ильмень-озере рыбы – золоты перья».

«Ай, же вы, купцы новгородские!

О чем же бьете со мной о велик заклад?

Ударим-ка о велик заклад:

Я заложу свою буйну голову,

А вы залагайте лавки товара красного».

(Развитие действия – Садко хвастает тем, что знает чудесную тайну: в Ильмень-озере есть рыба – золотые перья. И предлагает купцам спор на лавки с товарами, а сам ставит в залог свою буйную голову. В этом отрезке текста мы найдем традиционные эпитеты: почестен пир, т.е. пир в честь хозяина или праздника, гусельки яровчаты – из явора, белого клена, велик заклад – серьезный спор на денежный заклад, товар красный, т.е. ценный, рыба- золоты перья – плавники).

Страницы: 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28


Творчество Бунина в период эмиграции
Из Константинополя Бунин переезжает в Болгарию, затем – Сербию, а в конце марта 1920 года прибыл в Париж – вместе с женой Верой Николаевной Муромцевой, ставшей его спутницей до конца дней. Он жил в Париже и на юге Франции, в Грассе, небольшом городке на юге, вблизи Канн. За 33 года, прожитых писателем во Франции, страна не стала для нег ...

Жнивные песни
20. Петрачкова женка На свою нивку Раненько выходила, Дочек-лебедок, Невесток-перепелок С собой выводила. «Пожинайте, невестки, Пожинайте, дочки, Дочки-лебедки, Невестки-перепелки! Поутру раненько, Вечером поздненько, Чтобы было с чего жити Добренько, ладненько». В песне указывается на время жатвы: женщины жали хлеб рано ...

Школа зла
Растление — одно из самых грозных слов в шаламовском приговоре лагерю. На собственном опыте писатель имел возможность убедиться, что нравственные и тем более физические силы человека не безграничны. Во многих его рассказах появляется образ доходяги — заключенного, который достиг предельной степени истощения. Доходяга живет лишь элемента ...