Несказочная поэзия. Былины
Страница 18

Добрынюшка на ножку он был поверток,

Он скочил на змеиные да груди белые.

На кресте-то у Добрыни был булатный нож –

Он ведь хочет распластать ей груди белые.

А Змея Добрыне, ему взмолилася:

«Ах, ты эй, Добрыня сын Никитинич!

Мы положим с тобой заповедь великую:

Тебе не ездить далече во чисто поле,

На тую на гору Сорочинскую,

Не топтать больше младых змеенышей,

А не выручать полонов да русских,

Не купаться ти, Добрыне, во Пучай-реке.

И мне не летать да на святую Русь,

Не носить людей мне больше русских,

Не копить мне полонов да русских».

(Развязка действия своеобразна. Бой Добрыни со Змеем не завершен, он заканчивается «мирным договором»: Змей просит пощады, Добрыня оговаривает безопасность Киева и за это обещает не топтать змеенышей, не освобождать пленников. Добрыня здесь действует по своей инициативе, а не по приказу князя Владимира).

Он повыпустил Змею как с-под колен своих –

Поднялась Змея да вверх под облако.

Случилось ей лететь да мимо Киев-града.

Увидала она Князеву племянницу,

Молоду Забаву дочь Потятичну,

Идучи по улице широкоей.

Тут припадает Змея да ко сырой земле,

Захватила она князеву племянницу,

Унесла в нору да во глубокую.

(Новая экспозиция для нового сюжета: Змея нарушает обещание).

Тогда солнышко Владимир стольно-киевский,

А он по три дня да тут былиц кликал,

А былиц кликал, да славных рыцарей:

«Кто бы мог съездить далече во чисто поле,

На тую на гору Сорочинскую,

Сходить в нору да во глубокую,

А достать мою, Князеву, племянницу,

Молоду Забаву дочь Потятичну?»

Говорил Алешенька Левонтьевич:

«Ах, ты солнышко Владимир стольно-киевский,

Ты накинь-ка эту службу да великую

На того Добрыню на Никитича:

У него ведь со Змеею заповедь положена,

Что ей не летать да на святую Русь,

А ему не ездить далече во чисто поле,

Не топтать-то младыих змеенышей

Да не выручать полонов да русских.

Так возьмет он Князеву племянницу,

Молоду Забаву дочь Потятичну,

Без бою, без драки-кроволития».

Тут солнышко Владимир стольно-киевский

Как накинул эту службу да великую

На того Добрыню на Никитича –

Ему съездить далече в чисто поле

И достать ему Князеву племянницу,

Молоду Забаву дочь Потятичну.

(Поручение князя Владимира – вторая завязка. В новых эпизодах борьбы со Змеем Добрыня выступает уже не по своей охоте, а по поручению князя Владимира).

Он пошел домой, Добрыня, закручинился,

Закручинился Добрыня, запечалился.

Встречает государыня да родна матушка,

Та честна вдова Офимья Александровна:

«Ты эй, рожено мое дитятко,

Молодой Добрыня сын Никитинец!

Ты что с пиру идешь не весел-де?

Знать, что место было ти не по чину,

Знать, чарой на пиру тебя приобнесли

Аль дурак над тобою насмеялся-де?»

Говорил Добрыня сын Никитинец:

«Ты эй, государыня да родна матушка,

Ты честна вдова Офимья Александровна!

Место было мне-ка по чину,

Чарой на пиру меня не обнесли,

Да дурак-то надо мной не насмеялся ведь.

А накинул службу да великую

А то солнышко Владимир стольно-киевский,

Что съездить далече во чисто поле,

На тую гору да на высокую,

Мне сходить да во нору да во глубокую,

Мне достать-то Князеву племянницу,

Молоду Забаву дочь Потятичну».

Говорит Добрыне родна матушка,

Честна вдова Офимья Александровна:

« Ложись-ка спать да рано с вечера,

Так утро будет очень мудрое -

Мудренее утро будет оно вечера».

(Развитие действия. Традиционный мотив печали, которую испытывает богатырь после получения задания, обычно подчеркивает его трудность. Общее место для многих былин – матушка расспрашивает сына, не обидел ли кто его в пиру. Она выступает в былине как мудрая советчица).

Страницы: 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


Евгения Гранде
Изображение жизни в творчестве Бальзака расширялось, разнообразилось. В 1833 году в «Евгении Гранде» Бальзак открыл драматизм тусклого на первый взгляд провинциального существования. Это было очень важное открытие, целый переворот в истории западноевропейского романа: поэзия прозы. На фоне жизни провинциального города Сомюра Бальзак обр ...

М.А.Светлов
Воплощение личности нового типа – задача, осознаваемая поэтами романтической ветви как основная, требовавшая установления соотношений между нравственными установками двух разных эпох, - долго не удавалось молодым художникам, принявшим революцию как высшую правду и как победившую правду большевизма. К сожалению, победителю свойственно по ...

Прекращение деятельности И. Фёдорова в Москве
Высшая государственная и церковная власть в лице царя и митрополита покровительствовала размножению печатных книг. Зато профессиональные переписчики, которым оно наносило материальный ущерб, а также невежественные церковники, встречавшие с суеверной подозрительностью всякое нововведение, были ярыми его противниками. Церковники распрост ...