Несказочная поэзия. Былины
Страница 17

- Ай, же ты, Владимир-князь да стольно-киевский,

Не сруби-тко мне да буйной головы!

Мы напишем промеж собой записи великие:

Буду тебе платить дани век и по веку,

А тебе-то, князю, я, Владимиру!

(Развязка былины любопытна. В ней историческая действительность как бы выворачивается наизнанку. Не русские платят дань татарам, как это было свыше двух веков, а татары выплачивают дань русскому князю).

А тут той старинке и славу поют,

А по тыих мест старинка и покончилась.

(Последние две строки – исход, завершение старинки, т.е. былины).

5. ДОБРЫНЯ И ЗМЕЙ

Добрынюшке-то матушка говаривала,

Да й Никитичу-то матушка наказывала:

- Ты не езди-ка во чисто поле,

На тую гору да Сорочинскую,

Не топчи-ка младыих змеенышей,

Ты не выручай-ка полонов да русских,

Не купайся, Добрыня, во Пучай-реке.

Та Пучай-река очень свирепая,

А середняя-то струйка как огонь сечет!

(В этом тексте нет запева, былина начинается с экспозиции. Обычно вначале рассказывается о происхождении героя, его богатырском детстве. Здесь сразу мать дает Добрыне наказ-запрет не ездить в чисто поле, где находятся русские пленники и где течет эпическая, часто упоминаемая в былинах Пучай-река. Название ее напоминает реку Почайну в Киеве, где Владимир Святославич в 988 году крестил киевлян).

А Добрыня своей матушки не слушался.

Как он едет далече в чисто поле,

А на тую на гору Сорочинскую.

Потоптал он младыих змеенышей,

А й повыручил он полонов да русских.

Богатырско его сердце распотелося,

Распотелось сердце, нажаделося –

Он приправил своего добра коня,

Он добра коня да ко Пучай-реке.

Он слезал, Добрыня, со добра коня,

Да снимал Добрыня платье цветное,

Да забрел за струечку за первую,

Да он забрел за струечку за среднюю

И сам говорил да таковы слова:

«Мне, Добрынюшке, матушка говаривала,

Мне, Никитичу, маменька й наказывала,

Что… Пучай-река очень свирепая,

А середняя-то струйка как огонь сечет!

А Пучай-река – она кротка-смирна,

Она будто лужа-то дождёвая!»

(Завязка обычно начинается с описания героя, его богатырских доспехов, седлания коня. Здесь же завязка сюжета начинается с нарушения запрета. Добрыня недооценивает предупреждение матери об опасности).

Не успел Добрыня словца смолвити –

Ветра нет, да тучу нанесло,

Тучи нет, да будто дождь дождит,

А й дождя-то нет, да только гром гремит,

Гром гремит да свищет молния –

А как летит Змеище Горынище

О тех двенадцати о хоботах.

А Добрыня той Змеи не приужахнется.

(Развитие действия начинается с появления Змея или Змеи – пол чудовища неясен. Во всех вариантах подчеркивается его связь с громом, молнией, дождем, водой – с губительными для человека стихиями природы, которых богатырь не боится).

Говорит Змея ему проклятая:

«Ты теперича, Добрыня, во моих руках!

Захочу – тебя, Добрыня, теперь потоплю,

Захочу – тебя, Добрыня, теперь съем-сожру,

Захочу – тебя, Добрыня, в хобота возьму,

В хобота возьму, Добрыня, во нору снесу!»

Припадает Змея как ко быстрой реке,

А Добрынюшка-то плавать он горазд ведь был:

Он нырнет на бережок на тамошний,

Он нырнет на бережок на здешний.

А нет у Добрынюшки добра коня,

До нет у Добрыни платьев цветныих –

Только-то лежит один пухов колпак,

Да насыпан тот колпак да земли Греческой.

Он шибнет во Змею да во проклятую –

Он отшиб Змее двенадцать да всех хоботов.

Тут упала-то Змея да во ковыль-траву.

(Кульминация – победа Добрыни над Змеем. По мнению исследователей, «колпак замли Греческой», которым Добрыня побеждает Змея, – это головной убор духовных лиц и паломников, побывавших в Византии, которвя была оплотом христианства в эпоху Киевской Руси. В связи с этим победу Добрыни над Змеем рассматривают как победу русского богатыря-христианина над язычеством, а эпизод купания Добрыни в Пучай-реке – как символическое отражение крещения киевлян в реальной реке Почайне).

Страницы: 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22


Родион Раскольников и Соня Мармеладова
Роман «Преступление и наказание» написан Достоевским после каторги, когда убеждения писателя приняли религиозную окраску. Поиски правды, обличение несправедливого устройства мира, мечта о «счастье человечества» сочетаются в Достоевском с неверием в насильственную переделку мира. Думая, что ни в каком устройстве общества не избегнуть зла ...

Агиоаграфия. «Сказание о Борисе и Глебе» (князья-мученики)
Агиография– вид церковной литературы, посвященной жизнеописанию лиц, объявленных церковью святыми (жития). Борис и Глеб (в крещении Роман и Давид) изображены мучениками не столько религиозной, сколько политической идеи. Предпочтя смерть в 1015 г. борьбе против старшего брата Святополка, захватившего власть в Киеве после смерти отца, он ...

Теория литературы. Композиция. Архитектоника, сюжет и фабула. Композиция как организация развертывания сюжета
Любое литературное творение - это художественное целое. Таким целым может быть не только одно произведение (стихотворение, рассказ, роман…), но и литературный цикл, то есть группа поэтических или прозаических произведений, объединенных общим героем, общими идеями, проблемами и т.д., даже общим местом действия (например, цикл повестей Н. ...