Несказочная поэзия. Былины
Страница 7

Вел поклоны по-ученому,

На все на три, на четыре на сторонки низко кланялся,

Самому князю Владимиру в особину,

Еще всим его князьям он подколенныим.

Тут Владимир князь стал молодца выспрашивать:

«Ты скажи-тко, ты откулешной, дородний добрый молодец,

Тобе как-то, молодца, да именем зовут,

Звеличают, удалого, по отчеству?»

Говорил-то старыя казак да Илья Муромец:

«Есть я с славного из города из Муромля,

Из того села да с Карачирова,

Есть я старыя какзак да Илья Муромец,

Илья Муромец да сын Иванович».

Говорит ему Владимир таковы слова:

«Ай же старыя казак да Илья Муромец!

Да й давно ли ты повыехал из Муромля

И которую дороженкой ты ехал в стольнёй Киев град?»

Говорил Илья да таковы слова:

«Ай ты славныя Владимир стольнё-киевской!

Я стоял заутрену христовскою во Муромли,

А й к обеденки поспеть хотел я в стольнёй Киев град.

То моя дорожка призамешкалась;

А я ехал-то дорожкой прямоезжею,

Прямоезжею дороженькой я ехал мимо-то Чернигов град,

Ехал мимо эту Гразь да мимо Черную,

Мимо славну реченку Смородину,

Мимо славную березу-ту покляпую,

Мимо славный ехал Леванидов крест».

Говорил ему Владимир таковы слова:

«Ай же мужичищо деревенщина!

Во глазах, мужик, да подлыгаешься,

Во глазах, мужик, да насмехаешься!

Как у славного у города Чернигова

Нагнано тут силы много множество,

То пехотою никто да не прохаживал

И на добром коне никто да не проезживал,

Туды серый зверь да не прорыскивал,

Птица черный ворон да не пролетывал;

А й у той ли-то у Грази-то у Черноей,

Да у славноёй у речки у Смородины,

А й у той ли у березы у покляпою,

У того креста у Леванидова

Соловей сидит розбойник, Одихмантьев сын,

То как свищет соловей да по-соловьему,

Как крычит злодей розбойник по-звериному,

То все травушки-муравы уплетаются,

А лазуревы цветки прочь отсыпаются,

Темны лесушки к земли вси приклоняются,

А что есть людей, то вси мертво лежат».

Говорит ему Илья да таковы слова:

«Ты Владимир князь да стольнё-киевской!

Соловей розбойник на твоем двори,

Ему выбито ведь право око со косичею,

Й он ко стремени булатнему прикованной».

То Владимир князь-от стольнё-киевской –

Он скорешенько ставал да на резвые ножки,

Кунью шубоньку накинул на одно плечико,

То он шапочку соболью на одно ушко,

Он выходит-то на свой-то на широкой двор

Посмотреть на Соловья розбойника.

Говорил-то ведь Владимир князь да таковы слова:

«Засвищи-тко, Соловей, ты по-соловьему,

Закрычи-тко ты, собака, по-звериному».

Говорил-то Соловей ему розбойник, Одихмантьев сын:

«Не у вас-то я сегодня, князь, обедаю,

А не вас-то я хочу да и послушати,

Я обедал-то у старого казака Ильи Муромца,

Да его хочу-то я послушати».

Говорил-то как Владимир князь да стольнё-киевской:

«Ай же старыя казак ты Илья Муромец!

Прикажи-тко засвистать ты Соловью да й по-соловьему,

Прикажи-тко закрычать да по-звериному”.

Говорил Илья да таковы слова:

“Ай же Соловей розбойник, Одихмантьев сын!

Засвищи-тко ты во пол-свисту соловьего,

Закрычи-тко ты во пол-крыку звериного».

Говорил-то ёму соловей розбойник, Одихмантьев сын:

«Ай же старыя казак ты Илья Муромец!

Мои раночки кровавы запечатались,

Да не хотят-то мои уста сахарнии,

Не могу я засвистать да й по-соловьему,

Закрычать-то не могу по-звериному.

А й вели-тко князю ты Владимиру

Налить чару мни да зелена вина,

Я повыпью-то как чару зелена вина,

Мои раночки кровавы поразойдутся,

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12


Неоднозначность и современность образа
Таким образом, несложно понять, что образ Дон Жуана весьма противоречив. Это объясняется тем, что Мольер, вопреки канонам классицизма, создал объективный образ вместо исключительно отрицательного, каким он был раньше. Дон Жуан Мольера – не абстрактный грешник, а человек со своими взглядами, несомненными недостатками, но и определенными ...

Частушки
ЧАСТУШКИ НА СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕМЫ РЕКРУТСКИЕ, СОЛДАТСКИЕ 1. Уж ты, батюшка родимый, Ясно солнышко мое, Не сдавай меня в солдаты, Я – детенышко твое. 2. Листья вянут на дубах- Я гуляю в рекрутах. Листья с дуба упадут – Меня в солдаты отдадут. 3. Поиграй, гармошечка, Времячко немножечко: Меня в солдаты отдадут, Тебя, гармошка, п ...

Реальное и ирреальное в мистических новеллах Л. Петрушевской
Так что же представляет из себя этот «трансмарш», каким способом и в результате чего герои попадают из одного мира в другой? Это и предстоит выяснить нам в этой главе. «Где я была?» – вопрос героини одноименного рассказа утратил свою вопросительную интонацию уже в его заглавии. А вынесенный на обложку в качестве названия всей книги, он ...