Несказочная поэзия. Былины
Страница 11

Так тут старыя казак да Илья Муромец

Выходит он со палаты белокаменной,

Шел по городу он да по Киеву,

Заходил в свою палату белокаменну

Да спросил-то как он паробка любимого.

Шел со паробком да со любимыим

А на свой на славный на широкий двор,

Заходил он во конюшенку в стоялую,

Посмотрел добра коня он богатырского.

Говорил Илья да таковы слова:

- Ай же ты, мой паробок любимыи,

Верный ты слуга мой безыменныи,

Хорошо держал моего коня ты богатырского! -

Целовал его он во уста сахарные,

Выводил добра коня с конюшенки стоялыи

А й на тот же славный на широкий двор.

А й тут старыя казак да Илья Муромец

Стал добра коня тут он заседлывать.

На коня накладывает потничек,

А на потничек накладывает войлочек -

Потничек он клал да ведь шелковенький,

А на потничек подкладывал подпотничек,

На подпотничек седелко клал черкасское,

А черкасское седюлышко недержано,

И подтягивал двенадцать подпругов шелковыих,

И шпенючки он втягивал булатные,

А стремяночки подкладывал булатные,

Пряжечки подкладывал он красна золота,

Да не для красы-угожества –

Ради крепости все богатырскоей:

Еще подпруги шелковы тянутся, да они не рвутся,

Да булат-железо гнется – не ломается,

Пряжечки-то красна золота,

Они мокнут, да не ржавеют.

И садился тут Илья да на добра коня,

Брал с собой доспехи крепки богатырские:

Во-первых, брал палицу булатную,

Во-вторых, копье брал мурзамецкое,

А еще брал саблю свою острую,

Еще брал шалыгу подорожную,

И поехал он из города из Киева.

(Приведенные здесь формулы – описание седлания коня и изображение богатырских доспехов – могут дословно повторяться во многих былинах, иногда дословно. Красота конской упряжи гиперболизируется.)

Выехал Илья да во чисто поле,

И подъехал он ко войскам ко татарскиим

Посмотреть на войска на татарские.

Нагнано-то силы много множество.

Как от покрика от человечьего,

Как от ржанья лошадиного

Унывает сердце человеческо.

Тут старыя казак да Илья Муромец

Он поехал по раздольицу чисту полю,

Не мог конца-краю силушке наехати.

Он повыскочил на гору на высокую,

Посмотрел на все на три, четыре стороны,

Посмотрел на силушку татарскую -

Конца-краю силе насмотреть не мог.

И повыскочил он на гору на другую,

Посмотрел на все на три, четыре стороны -

Конца-краю силе насмотреть не мог.

(Разные варианты былины почти в одинаковых выражениях рисуют несметное количество воинов противника, и это вполне исторично. В какую бы сторону ни посмотрел Илья с высокой горы, «конца-краю силе насмотреть не мог». Русские летописи сообщают, что в татарском войске прежде всего поражала его многочисленность, и отмечают такую деталь: из-за запаха лошадиного и человеческого пота, исходившего от татарского войска, невозможно было дышать, из-за крика и ржания ничего не было слышно. Близкое к летописному изображение мы видим и в былине: от покрика от человечьего, от ржанья от лошадиного унывает сердце человеческое.)

Он спустился с той горы да со высокия,

Да он ехал по раздольицу чисту полю

И повыскочил на третью гору на высокую,

Посмотрел-то под восточную ведь сторону.

Насмотрел он под восточной стороной,

Насмотрел он там шатры белы,

И у белых шатров-то кони богатырские.

Он спустился с той горы высокии

И поехал по раздольицу чисту полю.

(Илья едет в поисках русских богатырей. В некоторых вариантах былины, а также в былине «Ссора Ильи с Владимиром» встречается эпизод о том, как русские богатыри, оскорбленные и возмущенные тем, что Владимир посадил Илью в подземелье, покидают Киев, не желая больше служить князю. Именно их и разыскивает Илья, понимая, что с таким войском, какое он увидел, по русской пословице, «один в поле не воин», ему нужна помощь всех русских богатырей.)

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16


Демонические мотивы в литературе.
Отношение к Сатане как аллегорической фигуре, воплощающей мировое зло, и одновременно конкретному его носителю, имеющему определенное материальное воплощение, в ту или иную эпоху было различным. Первый бунтовщик и возмутитель божеского порядка, носящий несколько имен (Сатана - "противник", дьявол, Люцифер и др.), в Ветхом зав ...

Вступление в кружок Петрашевского.
«Мы петрашевцы стояли на эшафоте и выслушивали наш приговор без малейшего раскаяния». Ф. М. Достоевский После ухода со службы Достоевский носится с фантастическими проектами предприятий, по его расчету обещающих скорое обогащение; возлагает большие надежды на свои литературные начинания. В крохотной петербургской комнате мелкий, да ещ ...

Герои и антигерои в сказках о служителях культа
Служители культа сами не соблюдали того, чему учили паству. «Люби ближнего твоего, как самого себя», - предписывало евангелие. В народных сказках рассказывается, как сам поп соблюдает эту заповедь. «Работник и поп». Жил-был поп. Нанял себе работника, привел домой. «Ну, работник, служи хорошенько, я тебя не оставлю». Пожил работник с ...