Любовь к женщине как "сокровенное" в лирике Сергея Есенина.
Страница 4
Информация о литературе » Любовная лирика в творчестве С. Есенина » Любовь к женщине как "сокровенное" в лирике Сергея Есенина.

Сыпь, гармоника . Скука .скука .

Гармонист пальцы льет волной.

Пей со мной, паршивая сука,

Пей со мной.

Излюбили тебя,измызгали-

Невтерпеж.

Что ж ты смотришь так синими брызгами?

Иль в морду хошь?

Как будто перед нами строки другого поэта. Дрогающий ритм, речитативный язык, вульгарная лексика, озлобленный цинизм - все это ничем не напоминает той нежности, поэтичности, временами даже сказочности, которые звучали в его прежних стихотворениях о любви. Здесь любовь попрана, низведена до плотских чувств, женщина обезображена, сам герой демобилизован, и его прерываемая буйством тоска лишь в самом конце сменяется ноткой жалостливого раскаяния. ("Дорогая, я плачу, прости .прости .").

Я не знал, что любовь-зараза,

Я не знал, что любовь-чума.

Подошла и прищуренным глазом

Хулигана свела с ума.

Так бы и потонуло все это в пьяном угаре, в диком музыке страстей и жестоких оскорблений, если бы не порывы у чистой душевности, не пронзительные нотки раскаяния, которые слышатся почти в каждом стихотворении из звеньев "кабацкого" цикла.

Пора расстаться с озорной

И непокорной отвагой.

Уж сердце напилось иной,

Кровь отрезвляющею брагой.

Один из выдающихся современников поэта, Дмитрий Фурманов, писал: "Москва кабацкая" веет ужасом, но пафос тут неподдельный и лиризм".

О каком пафосе и лиризме здесь идет речь?О трагическом пафосе переживаний, связанных с ощущением кривизны и порочности избранного пути, с погружением в омут, из которого вырваться не так-то легко. Это трагическое чувство в сочетании с природной задушевностью, с исповедальной откровенностью, с неоцененным богатством таящихся в сердце "снов золотых" и рождает ни с чем не сравнимый, чисто есенинский лиризм.

Ни одной возлюбленной он прежде так не поклонялся, ни одна другая не пробудила в его душе особенную творческую струю, которая выплеснулась вдруг неожиданным и для него самого целым поэтическим циклом под общим заглавием "Любовь хулигана", сложившийся у Есенина к концу 1923 года. Исходные мотивы этого цикла - сожаление о растраченных днях, отречение от кабацкого прошлого, чищение через любовь. Он клялся и обещал этой женщине то, что никогда никому не обещал:

Я навеки забыл кабаки

И стихи бы писать забросил,

Только б тонкой касаться руки

И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой

Хоть в свои, хоть в чужие дали .

В первый раз я запел про любовь,

В первый раз отрекаюсь скандалить.

Поэт осуждает то, что было нелюбовью, а дурной страстью, похмельным бредом, безоглядной бессмысленной лихостью. Он призывает на помощь любовь возвышенную, чистую, которая рождает "слова самых нежных и коротких песен", которая в преданности и постоянстве.

Чувство не было мгновенным и спонтанным. Когда их знакомил при случайной встрече на Тверской в конце лета 1923-го, Есенин едва взглянул на Августу Леонидовну. Правда, и состояние духа его не соответствовало этому моменту. "Он шел быстро, бледный, сосредоточенный .Сказал:"Иду мыть голову. Вызывают в Кремль. Разглядел и оценил ее он чуть позже, встретив в своей бывшей квартире на Богословском переулке, где Мариенгоф проживал теперь с Никритиной. Как и Никритина, Миклашевская была актрисой Московского Камерного театра под руководством Таирова. Театр тогда уехал на длительные зарубежные гастроли, а они остались в Москве: Никритина потому, что Таиров не согласился взять еще визу и на Мариенгофа, а Миклашевская не пожелала расставаться надолго со своим маленьким сыном от первого (распавшегося) брака. Актрис объединило такое положение, сдружили поиски и репетиции новой театральной работы.

Как развивался этот роман: "В один из вечеров,- вспоминала много лет спустя Августа Леонидовна, - Есенин повез меня в мастерскую Коненкова. Обратно шли пешком. долго бродили по Москве. Он был счастлив, что вернулся домой, в Россию. Радовался всему, как ребенок. Трогал руками дома, деревья .уверял, что все, даже небо и луна, другие, чем у них. Рассказывал, как ему трудно было за границей. И вот, наконец, он все-таки удрал! Он - в Москве.

Целый месяц мы встречались ежедневно. Очень много бродили по Москве, ездили за город и там подолгу гуляли. Была ранняя золотая осень. Под ногами шуршали желтые листья .

Страницы: 1 2 3 4 5


«Мцыри» - романтическая поэма М. Ю. Лермонтова
Михаил Юрьевич Лермонтов начал писать стихи рано: ему было всего 13 - 14 лет. Он учился у своих предшественников - Жуковского, Батюшкова, Пушкина. В целом лирика Лермонтова проникнута скорбью и как будто звучит жалобой на жизнь. Но настоящий поэт гово­рит в стихах не о своем личном «я», а о человеке своего времени, об окружающей его де ...

«Апостол» Ивана Фёдорова
Подобно «Библии» Франциска Скорины, «Апостол» Ивана Федорова и Петра Мстиславца замечательнейший памятник печатной книги. «Апостол» 1564 года - это первая книга, вышедшая в Москве с полными выходными сведениями, благодаря которым известна точная дата, связанная с историей книгопечатания в России. По оформлению «Апостол» представляет соб ...

Мотив будущего как далекого прошлого
Грядущее интерпретируется Бродским как наступление доисторического прошлого, как наступление эры варварства, оледенения, ископаемых чудовищ или времени, когда земля была покрыта водой и ее обитателями были моллюски: < .> Дымят ихтиозавры грязные на рейде. («Зимним вечером в Ялте», 1969[II; 141]) Грядущее настало < .> < ...