Мистерия “Каин”
Страница 5

Он победил, и тот, кто побежден им,

Тот назван злом; но благ ли победивший?

(Акт II, Сцена 2)

Напоследок Люцифер, который теперь не вызывает у нас такого почтения, как в начале произведения, но все же остается героем неоднозначным, произносит слова, которые, пожалуй могли бы звучать из уст самого автора:

Один лишь добрый дар

Дало вам древо знания - ваш разум:

Так пусть он не трепещет грозных слов

Тирана, принуждающего верить

Наперекор и чувству и рассудку.

Терпи и мысли – созидай в себе

Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть;

Сломи в себе земное естество

И приобщись духовному началу!

(Акт II, Сцена 2)

Итак, во втором акте пьесы ещё сильнее, чем в начале звучат тираноборческие мотивы, как из уст Люцифера, так и из уст Каина. Но Каин стремиться к добру, его восстание против Бога – результат его неудовлетворенности окружающим миром, в котором происходит так много зла. Силой своего ума герой понимает, что Люцифер – не его союзник и равнодушен к нему и к судьбе человечества так же, как и Бог.

С возвращения на Землю начинается третий, финальный акт философской драмы. Композиция произведения циклична и это соответствует его идее – поднявшись от тягостной повседневности до космических высот, человек вновь возвращается на Землю, чтобы ещё сильнее ощутить свое ничтожество.

Каин возвращается из Бездны пространства ещё более угнетенным и мятежным, чем прежде. Любовь кроткой Ады, которая встречает его, мирный сон его сына Эноха лишь усугубляют его страдания. Каин понимает, что и его сын, и все последующие поколения будут несчастны, что рай навеки потерян ими. Он вновь и вновь повторяет, что человек – ничтожество, а Иегова несправедлив, заставляя людей страдать за грех, не совершенный ими. Гордыня героя в финальном акте достигает высшего предела. Когда он видит воздвигнутые Авелем для совершения совместной жертвы алтари, то говорит Аде, выражая неприязнь не только к Творцу, но и к собственному брату:

А кто ему сказал, что я согласен

Делить его корыстные молитвы,

В которых вовсе нет благоговенья,

А есть лишь страх?

(Акт III, Сцена 1)

Мы видим, что искра ненависти, зажженная в нем Люцифером, разгорелась сильнее, теперь он уже открыто говорит, что ему не за что быть благодарным Богу, не в чем каяться перед ним, так как грех отца уже искуплен страданиями людей, живущих ныне и обреченных страдать в веках. Мольбы Ады и её доводы напрасны, она не может убедить Каина смириться.

В этот момент появляется Авель, чей образ до этого фактически не был раскрыт. Да автор и не стремиться сделать этого героя глубоким, ведь он – лишь один из многочисленных антиподов Каина. Главные отличительные черты Авеля – кротость и почтение к Иегове, проявляются во всех его действиях. Авель наивно полагает, что своими уговорами может обратить брата на путь истинный и слезно умоляет его принять участие в жертвоприношении. Иной читатель может подметить, что, если рассматривать ситуацию в психологическом аспекте, то Авель в некоторой степени сам виноват в случившемся, своими кроткими, но настойчивыми просьбами разбередивший и без того неспокойную душу своего брата. Действительно, по какой-то причине благочестивый Авель не вызывает у нас такой симпатии или, по крайней мере, такого интереса, какой вызывают в этой трагедии Люцифер и Каин. В связи с этим заметим, что для английской литературы вообще характерна некоторая поэтизация зла и мятежа. От Мильтона до Уайлда эта тенденция четко прослеживается; возможно, она связана с присущей британскому свету консервативностью и чопорностью, против которой своеобразно восстают поэты и писатели.

Во время жертвоприношения разворачиваются все самые драматические события мистерии. Каин, о внутреннем состоянии которого мы можем судить по монологу, обращенному к Аде незадолго до появления брата, неохотно соглашается принести Иегове свои дары, следуя примеру Авеля. Но вот молитва, которую старший брат обращает к творцу весьма отличается от смиренной благодарности младшего. Не преклоняя колен, Каин произносит совершенно богохульственные вещи. Он открыто отказывается признать Бога всеблагим, почти с насмешкой обращается к Нему, призывая разить смертного, если тот кажется дурным, ведь человек ничтожен, он в полной власти Творца. В этом монологе сливаются воедино безысходность, гордыня, протест против тирании и нереализованное стремление изменить мир к лучшему. Последней каплей для Каина становится то, что Иегова отвергает его дар и, в очередной раз являет благосклонность смиренному Авелю. Давно клокотавшая в душе старшего брата ярость прорывается наружу. В порыве бешенства он хочет опрокинуть алтарь Авеля, “угодник небес” “жертвенник, залитый кровью агнцев, вскормленных и вспоенных для закланья”. Бог окончательно воплощается перед Каином в образе кровожадного тирана, требующего в угоду себе заклания невинных агнцев. Сначала гнев Каина направлен на жертвенник, но когда Авель пытается препятствовать ему, то он восклицает:

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Этот день мы приближали как могли (по произведениям о Великой Отечественной войне)
Как прохватывает ветер, Как луна теплом бедна. Ах, как трудно всё на свете: Служба, жизнь, зима, война. А. Т. Твардовский. План. I Поэма Твардовского «Василий Тёркин». II Василь Быков. III Моё мнение о произведениях этих писателей. «Василий Тёркин» - произведение, где мало противопоставлений, но зато много движения, развития – п ...

Развитие мотива дороги в современной литературе
Всё находится в движении, в непрерывном развитии, развивается и мотив дороги. В ХХ веке он был подхвачен такими поэтами, как А. Твардовский, А. Блок, А. Прокофьев, С. Есенин, А. Ахматова. Каждый из них видел в нём всё новые и новые неповторимые оттенки звучания. Продолжается формирование образа дороги и в современной литературе. Геннад ...

Вступление
В 1667 г. была поставлена «Андромаха». Нечто новое открылось французскому театру. Это была иная трагедия, отличная от тех, какие создавал Корнель. Французский зритель видел до сих пор на театральных подмостках героев волевых и сильных, способных подчинять свои чувства воле и рассудку, – теперь он увидел людей в тенетах страстей, не умею ...