Мистерия “Каин”
Страница 3

За сценой молитвы следует монолог Каина, в котором тот выражает свое возмущение мироустройством, сомневается во благе Всевышнего (“Всесилен так и благ? Зачем же эта благость наказует меня за грех родителей?” Акт I, сцена 1). Читатель понимает, что эти вопросы волнуют героя уже давно, что это плоды долгих и горьких размышлений и наблюдений. Именно в этот момент сомнения появляется фигура Люцифера. В описании его облика чувствуется преемственность от мильтоновского сатаны, он очень далек от христианской трактовки этого образа.

Он смотрит

Величественнее ангелов; он так же

Прекрасен, как бесплотные, но, мнится,

Не столь прекрасен, как когда-то был….

(Акт I, Сцена 1)

Люцифер воспринимается героем почти с восхищением, он сразу угадывает могущество этого духа. Вместе с тем он отмечает что “скорбь кажется мне частью его души…”. Перед нами сразу возникает образ титанический, сумрачный, таинственный.

Между Каином и Люцифером начинается беседа, в ходе которой Дух подводит героя к тем выводам, которые давно уже созревали в его сознании. Он утверждает, что сострадает смертным, порицает Бога за жестокость по отношению к ним и опровергает предположение Каина о том, что дьявол под личиной змея соблазнил Еву. В его интерпретации человек из тщеславия переносит вину за свое грехопадение на злого духа; более того он заявляет, что “тварь его лишь разбудила в тех, с кем говорил язык её коварный”. Здесь – тот же мотив ответственности человека за собственные деяния, о котором нам напоминают предисловие и эпиграф.

В этой первой беседе Каина и Люцифера есть несколько ключевых моментов, раскрывающих суть мистерии и образы героев. Байрон вкладывает в уста Духа такие речи и изображает его таким образом, что этот герой внушает читателю невольную симпатию в контексте данного произведения. Люцифер говорит Каину о том, что он заботится о людях более чем Бог (“Я б создал богами вас, а он лишил вас рая…”), и поднимает тему смерти, мысли о которой давно уже преследуют Каина. Единственный способ для героя победить свой страх перед ещё неведомым человечеству явлением – это познать, что такое смерть. Люцифер, подталкивает его к этому выводу, приводя в пример себя

А я, познавший все, уж не страшусь

Ни перед чем. Вот истинное знанье.

(Акт I, Сцена 1)

Каин, видящий теперь в Духе своего единомышленника и почти что союзника просит Люцифера наставить его, на что тот, в своей сатанинской гордыне требует, чтобы человек пал и поклонился ему, как владыке. Здесь как раз и проявляется характер Каина, гордыня которого лишь немногим уступает Люциферу. Подобно Манфреду, отказавшемуся пасть перед Ариманом, он отказывается встать на колени. Перед этим он, правда, колеблется, спрашивая у своего собеседника:

- Ты разве Бог?

А затем:

-Так равный Богу?

(Акт I, Сцена 1)

В ответ на это Люцифер с презрением говорит, что не имеет ничего общего с Иеговой и согласится быть “чем угодно – выше иль даже ниже -- только не слугою могущества Иеговы”.

Видя, что Каин не хочет сгибаться ни перед кем, сатана замечает: “непоклоненье Богу есть поклоненье мне’. Люцифер соглашается открыть Каину тайну его существования и требует, чтобы тот следовал за ним. В этот момент появляется третье лицо – антипод Каина и Люцифера – Ада, самый сложный после Каина образ в мистерии. Беседа теперь идет фактически между ней и Духом, и это – кульминация первого акта.

Каин по-прежнему остается центральной фигурой, хотя его реплики в этой части немногочисленны, а два обрамляющих его персонажа олицетворяют противоборствующие силы. Ада призывает своего брата не идти вслед за Духом и остаться с ней, и, одновременно, вступает в спор с Люцифером. Последний утверждает, что истина – благо, и змий был правдив, соблазняя Еву, а Иегова всемогущ, но не всеблаг, он внушает не любовь, а ужас. Из этих рассуждений он выводит главное положение: “любовь не совместима с знанием…другого нет выбора. Адам уже избрал: он почитает Бога лишь из страха”. Ада в свою очередь утверждает противоположное: “Кто всемогущ, тот и всеблаг”, “…истина несет нам только беды”. Она умоляет Каина предпочесть любовь знанию и не покидать её. Ада кротка, она не чувствует ненависти по отношению к темному духу, который хочет забрать у неё любимого. Напротив, она плачет о Люцифере, интуитивно чувствуя, что он несчастен и одинок. Она страшиться, что, открыв её мужу доселе неизведанное, он сделает и его таким же несчастным. “Нет, не ходи за ним - за этим духом: это дух нам чуждый” – восклицает Ада. Но Каин неумолим, он уже сделал свой выбор. Подобно предшествующим ему героям Байрона он не может склониться перед окончательно открывшейся ему несправедливостью мироздания, он не способен быть рабом. Он винит своих родителей в том, что те обрекли не только их, но и “мириады, сонмы тех, что народятся” на вечные страдания и смерть, а древо дало им единственное знание – “мы знаем лишь одно: что мы несчастны”.Каин не может продолжать прежнее существование, которое, как он говорит “унижает его дух”. Читатель понимает, что самое сильное негодование герой испытывает против Творца, ставшего, по его мнению, причиной всех несчастий. Не внимая мольбам возлюбленной, обуреваемый жаждой знания, Каин отправляется вслед за Люцифером. На этом завершается первый акт мистерии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Волшебные сказки
9. ИВАН СУЧЕНКО И БЕЛЫЙ ПОЛЯНИН Начинается сказка от Сивки, от Бурки, от вещей Каурки. На море, на океане, на острове на Буяне стоит бык печеный, возле него лук толченый. И шли три молодца, зашли да позавтракали, а дальше идут – похваляются, сами собой забавляются: «Были мы, братцы, у такого-то места, наедались пуще, чем деревенская ба ...

Творчество Байрона и Россия
Сравнение русской романтической поэзии с её английским образцом было общим местом в литературной критике 20-30-х гг. 19 в. Вот что, например, писал И.В. Киреевский о А.С. Пушкине начала двадцатых годов: «…подобно Байрону, он в целом мире видит одно противоречие, одну обманутую надежду, и почти каждому из его героев можно придать названи ...

Вступление
В 1667 г. была поставлена «Андромаха». Нечто новое открылось французскому театру. Это была иная трагедия, отличная от тех, какие создавал Корнель. Французский зритель видел до сих пор на театральных подмостках героев волевых и сильных, способных подчинять свои чувства воле и рассудку, – теперь он увидел людей в тенетах страстей, не умею ...