Раскрытие теории почвенничества.
Страница 2

С «Записок из подполья»(1864) которые могут рассматриваться, как своеобразное художественно-философское введение к последующим произведениям и в которых заложена скрытая полемика о человеке, начинается принципиально целеустремлённое выражение центральных идей всего позднего творчества Д-го. «Только я один, - писал он, - вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не стоит и исправлять!». Писатель приходил к выводу, что «причина подполья» заключается в «уничтожении веры в будущие правила». «Нет ничего святого». Оторванный от «почвы» и от «святого», т. е. от христианского идеала, герой «Записок из подполья» оказывается заложником не преображенной человеческой природы и свободы, в свете основополагающих закономерностей и возможностей которых Д-ий станет отныне подвергать глубочайшему философско-эстетическому синтезу не только противоречия и тупики в межличностных отношениях, но и ограниченность, и уступчивость в генеральных идеях социализма и капитализма, цивилизации, гуманизма, позитивизма, науки, прогресса и т. д.

В одной из статей о Достоевском. Вл. Соловьёв сформулировал принципиальный итог, который вытекает из художественных раздумий автора «Записок из подполья» и знаменитых романов над неубывными условиями и коренными особенностями пребывания человека в мире: «Пока тёмная основа нашей природы, злая в своём исключительном эгоизме и безумная в своём стремлении осуществить этот эгоизм, всё отнести к себе и всё определить собою, - пока эта тёмная основа у нас налицо – не обращена – и этот первородный грех не сокрушен, до тех пор невозможно для нас никакое настоящее дело и вопрос что делать не имеет разумного смысла. Представьте себе толпу людей слепых, глухих, бесноватых, и вдруг из толпы раздаётся вопрос что делать? Единственный разумный здесь ответ: ищите исцеления, для вас нет дела, а пока вы выдаёте себя за здоровых, для вас нет исцеления».

Страницы: 1 2 


«Киево-Печерский патерик»
1-я четверть 13 в положено начало формирования . Ядро – переписка суздальского епископа Симона с монахом К-П монастыря Поликарпом, а также послание Поликарпа к игумену Акиндину. Недовольный положением простого монаха, Поликарп мечтал о сане епископа, пытался он его получить с помощью княгини Верхуславы-Анастасии, дочери великого князя ...

«Посторонний» - подступ к правде исконной и последней
Записки злополучного убийцы, ждущего казни после суда, волей-неволей воспринимаются как прямо не высказанное, но настоятельное ходатайство о кассации, обращённое к верховному суду – суду человеческой совести. Случай же, представленный к пересмотру, зауряден, но далеко не прост. Очевидно кривосудие слуг закона – однако, и преступление на ...

Агиоаграфия. «Сказание о Борисе и Глебе» (князья-мученики)
Агиография– вид церковной литературы, посвященной жизнеописанию лиц, объявленных церковью святыми (жития). Борис и Глеб (в крещении Роман и Давид) изображены мучениками не столько религиозной, сколько политической идеи. Предпочтя смерть в 1015 г. борьбе против старшего брата Святополка, захватившего власть в Киеве после смерти отца, он ...