Образ матери в литературе 30-40 годов XX века
Страница 2
Информация о литературе » Образ матери в литературе 30-40 годов XX века » Образ матери в литературе 30-40 годов XX века

В центре внимания автора и читателя повести трагическая судьба, простого маленького человека – служащий Софьи Петровны Липатовой, втянутой бредовой действительностью в чудовищную "чередь недоразумения" и безжалостно сломленной, растоптанной.

Автор начинает повествование об этой женщине с описания вполне благополучного момента в её жизни. После смерти мужа Софья Петровна поступила на курсы машинописи. "Надо было непременно приобрести профессию: ведь Коля ещё не скоро начнет зарабатывать. Окончив школу, он должен во чтобы то ни стало держать в институт,,, Машина давалась Софье Петровне легко; к тому же она была гораздо грамотнее, чем эти современные барышни. Получив высшую квалификацию, она быстро нашла себе службу в одном из крупных ленинградских издательств". Софья Петровна "любила ходить на службу". Сотрудники машинописного бюро казались милыми и добрыми людьми. Больше всех машинисток в бюро Софье Петровне нравилась Наташа Фроленко, "скромная некрасивая девушка с длинновато-серым лицом".

Достоинством Наташи, по мнению Софьи Петровны, была её исключительная аккуратность: "она всегда писала без единой ошибки, поля и красные строки получались у неё удивительно элегантно". В конце первого месяца своей службы Софья Петровна познакомилась и с директором учреждения: "директор оказался молодым человеком, лет 35, не более, хорошего роста, хорошо выбритым, в хорошем сером костюме…". "Воспитанный молодой человек", - решила Софья Петровна, выполнив поручение директора. Но смыслом жизни Софьи Петровны стал и сын Коля. Не жалея своих сил, она стремилась создать условия для того, чтобы сын получил образование, стал хорошим специалистом, встретил хорошую девушку, с которой был бы счастлив до конца своих дней. Мы становимся свидетелями первых радостей Софьи Петровны: вот Коля стал комсомольцем, вот он закончил школу, вот поступил в машиностроительный институт. Мы, читатели, представляем Колю таким, каким его видит мать: "а сын стал красивый: сероглазый, высокий, чернобровый и такой уверенный, спокойный, веселый . Всегда он как-то по-военному подтянут, чистоплотен и бодр… красавец собою, здоровяк, не пьет и не курит, почтительный сын и честный комсомолец".

Большой радостью для матери стало известие о том, что "отличников учебы, Николая Липатова и Александра Финкельштейна, по какой-то там разверстке направляют в Свердловск, на "Уралмаш", мастерами". Софья Петровна вместе с Наталией Фроленко радуются, когда к ним в руки попадает газета "Правда" с Колиной фотографией и заметкой о том, что Коля внес рационализаторское предложение. Соседи и сослуживцы поздравляли Софью Петровну и хвалили Колю. Весь мир казался матери большим и добрым, потому что в нём был её сын.

Но наступил 1937 год. На фоне лозунгов типа "Спасибо товарищу Сталину за счастливое детство" в стране, городе и в машинописном бюро начинают происходить непонятные события. Сначала Софья Петровна узнает об аресте доктора Кипарисова, сослуживца её мужа, Колиного крестного. Первой реакцией Софьи Петровны было недоверие "врач не может быть убийцей", но, тем не менее женщина допускает мысль о том, что очевидно доктора Кипарисова как-то втянули в контрреволюционную организацию. Затем Софья Петровна узнает об аресте директора. И снова недоверие: "Наташа, вы верите, что Захаров виноват в чем-нибудь? Да нет, какая чепуха".

Страницы: 1 2 3 4


Календарная обрядовая поэзия. Зимние святки
1. Коляда, коляда! Пришла коляда накануне Рождества. Мы ходили, мы искали коляду святую По всем дворам, по проулочкам. Нашли коляду у Петрова-то двора. Петров-то двор – железный тын, Среди двора три терема стоят. Во первом терему – светел месяц, В другом терему – красно солнце, А в третьем терему – часты звезды. Светел месяц ...

Роман И.С. Тургенева “Новь”. Жизнеописание Нежданова
Главный герой – Алексей Дмитриевич Нежданов. Его жизнеописание и составляет центральную сюжетную линию романа. Он – незаконнорожденный. Его происхождение – «то горькое, что он всегда носил, всегда ощущал на дне души». С рождением Нежданов поставлен в «фальшивое положение» и всегда помнит об этом. Каждое напоминание о его незаконном рожд ...

Второй урожай готического романа
Тем временем писатели не сидели сложа руки, и, помимо обильного хлама типа «Ужасных тайн» (1796) маркиза фон Гросса, «Детей аббатства» (1798) миссис Рош, «Золфойи, или Мавра» (1806) миссис Дакр и школьных сочинений поэта Шелли – «Застроцци» (1810) и «Сент-Ирвин» (1811) (оба – имитации «Золфойи»), появились значительные сочинения о сверх ...