Образ матери в литературе 30-40 годов XX века
Страница 1
Информация о литературе » Образ матери в литературе 30-40 годов XX века » Образ матери в литературе 30-40 годов XX века

Автором повести "Софья Петровна", или как ее называет автор – "документ о 37-ом", является Чуковская Л.К., дочь известного К.И.Чуковского. Она автор воспоминаний об А.Ахматовой и М.Цветаевой, также автор многих работ по теории и практике редакторского искусства русских писателей. Но главным событием в жизни и творчестве Чуковской стала повесть "Софья Петровна", написанная в в 1939-1940 годах. Опубликована эта повесть в 1988 году. Почему? Трудности с публикацией возникли прежде всего потому, что автор рассказывает правду о трагических событиях 1937 года. В 1937 году Даниил Хармс создал поразительные хроникальные и провидческие строки:

Из дома вышел человек,,,

И с той поры,

И с той поры,

И с той поры исчез.

Об этой поре – по горячим следам событий – была написана повесть "Софья Петровна". О процессе работы над этой повестью по первой ее оценке Л. Чуковская рассказывала в "Записках об А.Ахматовой": "4 февраля 1940 год".

"Сегодня у меня большой день. Я читала Анне Андреевне свои исторические изыскания о Михайлове: "повесть о М. Михайлове была мною задумана в 37-ом году. Толчком для этого замысла послужила заметка Герцена под названием "Убили" – о гибели поэта по каторге.

Я начала собирать материал. Но о Михайлове я так и не написала, а написала "Софью Петровну" – повесть о 1937 годе "в прямую" о нем и идет речь.

Я читала дома и, читая, все время чувствовала стыд за плохость своей прозы. Читать – ей! Зачем я это затеяла? Но податься уже некуда, я читала.

Первую половину, мне кажется, она слушала со скукой. Я сделала перерыв, мы попили чайку. Вторую половину она слушала внимательно, не отрываясь, и как мне казалось, с большим вниманием. В одном месте, мне кажется, она даже отерла слезы, но я не была в этом уверена, я читала, не поднимая глаз. Всё это длилось вечность, длинная, оказывается, история! Когда я кончила, она сказала: "Это очень хорошо, каждое слово, – правда".

В половине третьего ночи я отправилась её провожать. Путешествие на этот раз было трудным, словно по кругам ада". Я проводила её до дверей комнаты.

- Спасибо, что вы терпели, вы все выслушали, - сказала я ей на прощанье.

- Как вам не стыдно! Я плакала, а вы говорите – терпеливо.

Там же Л. Чуковская вспоминает, как однажды пригласила к себе друзей и прочитала им повесть. Кто-то из присутствующих оказался болтливым и рассказал содержание повести ещё кому-то. В конце концов, в НКВД стало известно, что у Л. Чуковкой есть некий "документ о 37-ом".

Даже сейчас, после ежовицины через 30 лет, когда я пишу эти строки, власти не терпят упоминания о 37-ом. Боятся памяти. Это сейчас, а что же было тогда? Преступления ещё были свежи, кровь в кабинетах следователей и в подвалах Большого дома ещё не просохла; кровь требовала слова, застенок молчание .

Я до сих пор не постигаю, почему, прослышав о моей повести, меня сразу же не арестовали, и не убили. А начали предварительное расследование (Анна Андреевна сказала мне однажды: "Вы – как стакан, закатившийся под скамью во время взрыва в посудной лавке").

Страницы: 1 2 3 4


Характерные черты романтического героя Байрона Шильонский узник
Поэма «Шильонский узник» была написана в деревне Уши близ Лозанны, где Байрон и Перси Биши Шелли, посетившие 26 июня 1816 года Шильонский замок, задержались из-за плохой погоды на два дня. Написана она была между 24 и 29 июня, а окончательный вариант был готов 10 июля. Несколько позже Байрон предпослал поэме предисловие и назвал его «Со ...

Вдова причитает на могиле мужа
Я путем иду, широкоей дороженькой. Не ручей да бежит, быстра эта реченька, Это я, бедна, слезами обливаюся. И не горькая осина расстонулася, Это зла моя кручина расходилася. Тут зайду да я, горюшица победная, По дорожке на искать гору высокую, Край пути да на могилушку умершую.• Припаду да я ко матушке сырой земле, Я ко этой, п ...

«За горами, за жёлтыми долами…»
За горами, за жёлтыми долами Протянулась тропа деревень. Вижу лес и вечернее полымя, И обвитый крапивой плетень. Там с утра над церковными главами Голубеет небесный песок, И звенит придорожными травами От озёр водяной ветерок. Не за песни весны над равниною Дорога мне зелёная ширь – Полюбил я тоской журавлиною На высокой горе ...