Леонид Андреев «Иуда Искариот» Жизнеописание Иуды
Страница 1

«…человек очень дурной славы и его нужно остерегаться», «…и не было никого, кто мог бы сказать о нем доброе слово» – такими словами автор начинает свое произведения, говоря об Иуде. Мать его была блудницей, а отца своего он не мог знать из-за беспутного образа жизни матери: «А кто был мой отец? Может быть, тот человек, который бил меня розгой, а может быть, и дьявол, и козел, и петух. Разве может Иуда знать всех, с кем делила ложе его мать?». Иуда рожден от греховной связи его матери с неизвестным ему мужчиной. И этот факт очевидно ему не приятен: «Что может тебе сказать Иуда, у которого отец козел!». И далее ученики признают то, что Иуда рожден от самого дьявола: «Ты поступил нехорошо. Теперь я верю, что отец твой -- дьявол. Это он научил тебя, Иуда» (прим.: слова Фомы об очередной лжи Иуды о том, что он спас Иисуса, обманув народ). Эти сведения обусловили присутствие первого элемента в модели сюжета об Антихристе – рождение от блуда. И это предопределило его дальнейшую судьбу, злую судьбу.Иуда – лжец, льстец и обманщик. Он обманывал подчас без особого повода – для него это не составляло никакого труда. «Лгал Иуда постоянно, но и к этому привыкли, так как не видели за ложью дурных поступков, а разговору Иуды и его рассказам она придавала особенный интерес и делала жизнь похожею на смешную, а иногда и страшную сказку», «Ты лжешь и злословишь постоянно». «Ну да, солгал, – согласился спокойно Искариот. – Я им дал то, что они просили, а они вернули то, что мне нужно. И что такое ложь, мой умный Фома? Разве не большею ложью была бы смерть Иисуса?», – так Иуда комментирует свою ложь во спасение учителя от толпы. Тем самым он человеческую злость превратил в насмешки. Таким образом он доказал, что такой поступок был необходим и полезен. Иуда – льстец. Это доказывает то, что в приватных беседах он ученикам (Петру и Иоанну) говорил, что именно он достоин быть рядом с Христом. Но по истечении времени он говорит, что именно Иуда достоин этого: «Я! Я буду возле Иисуса!». Он льстил им с целью достигнуть полного их расположение к себе, и «втереться» к ним в доверие. Он льстил Фоме, который был недоверчив по своей натуре: «глупый верит всякому слову, благоразумный же внимателен к путям своим». И они верили Иуде… Сам же Иуда всю свою жалкую жизнь думал, что людям верить нельзя. Он жил в обмане: обманывают его, обманывает и он сам. «Добрые люди говорили о нем: «Иуда корыстолюбив, коварен, наклонен к притворству и лжи», и даже дурные люди поносили его самыми жестокими словами». Иуда во всех людях видел низменные качества, по-видимому, он не верил в святость людей, кроме Иисуса: «Своего учителя они всегда любят, но больше мертвым, чем живым. Когда учитель жив, он может спросить у них урок, и тогда им будет плохо. А когда учитель умирает, они сами становятся учителями, и плохо делается уже другим!».Самый циничный и ужасный, на мой взгляд, эпизод – предательство Христа. Иуда не чувствовал за собой прямого предательства, предатели, как он считал, те, кто не вступился за Христа в страшный для него час. Он выторговывает с Анны большую сумму, так как считает, что слезы и мучения Христа не стоят так дешево. Но даже не в деньгах здесь дело, а в том, чтобы показать ценность Иисуса перед людьми. Однако, Иуда не до конца был уверен в правильности своего поступка. Сомнения терзали его. Ему оставалось только надеяться на людей, которые истинно любят Иисуса и спасут его. Он не отговаривал его идти в Иерусалим, но «настойчиво и упорно предупреждал он об опасности и в живых красках изображал грозную ненависть фарисеев к Иисусу, их готовность пойти на преступление и тайно или явно умертвить пророка из Галилеи». «Нужно беречь Иисуса! Нужно беречь Иисуса! Нужно заступиться за Иисуса, когда придет на то время», – так он намекал на то, что что-то должно произойти с учителем.

На этот раз правда оказалась на стороне Иуды: ученики не спасли Иисуса и даже не попытались ничего предпринять, они в страхе разбежались. И даже Петр трижды отрекся от учителя. Лишь Иуда, предатель был с Иисусом до самого распятья. И не терял надежды на то, что «вот сейчас закричат они: это наш, это Иисус, что вы делаете? И все поймут и .», он пытался понять, «кто обманывает Иуду». Но ничего этого не было, а народ в ярости требовала распять Христа. «Осуществился ужас и мечты. Кто вырвет теперь победу из рук Искариота?»,правда Иуды победила.

И Иуда пошел за Христом дальше. Он не устал и просил Христа встретить его ласково: «встреть же меня ласково, я очень устал, Иисус». И он закончил свою жизнь самоубийством – логическое завершение его злой судьбы: «Умер. Так в два дня, один за другим, оставили землю Иисус Назарей и Иуда из Кариота, Предатель».

Здесь, как и в произведениях, проанализированных выше, присутствуют яркие мотивы Антихриста в сюжете:

Страницы: 1 2


Радость добра
Дать жизнь современной сказке может и весёлая инженерная мысль. Не примиряет ли она так называемых физиков с так называемыми лириками? Гномы сегодняшнего дня - гарантийные человечки из одноимённой повести-сказки Эдуарда успенского. Кажется, что именно её следует поставить во главу угла удавшихся сказочных фантазий этого писателя. Инже ...

Конфликт тела и души как отличительная. особенность лирики Валерия Перелешина
Впервые эта тема звучит в стихотворении «Боль» (1934). Как рассеченное насквозь колено И каждый шаг – по лезвию ножа… Где преступленье, грех, или измена, Достойные такого правежа? Но я молюсь и мой недуг телесный И душу, что тоскует и болит, Во сне святой Игнатий исцелит Прикосновением руки чудесной: Ведь некогда и он, ещё земн ...

Фольклор как основа художественной картины мира в поэзии С. Есенина.
Основы поэтики Есенина – народные. Фольклор – это искусство, создаваемое народом и бытующее в широких народных массах. Поэзия Сергея Есенина и фольклор имеют очень тесную связь. Есенин сам неоднократно отмечал, что образность его поэзии восходит к народной. «Не я выдумал этот образ, он был и есть основа русского духа и глаза, но я первы ...