Конфликт тела и души как отличительная. особенность лирики Валерия Перелешина
Страница 7
Информация о литературе » Конфликт телесного и духовного в лирике раннего Перелешина » Конфликт тела и души как отличительная. особенность лирики Валерия Перелешина

«Утешение»

Мы тщетно ищем покоя

Иль бьёмся – те, кто бесстрашней –

И правим в край незнакомый.

Сокрытый Морем Измены.

О море, море мирское,

Ты плещешь в гордые башни

И в наши бедные домы,

И в монастырские стены.

Тебя опять обманули:

Сомкни ж усталые вежды, -

И вдруг померкнут заботы

О мире горя и тленья…

/5,c.63/

Этот мотив ещё более усиливается в стихотворении «Беседа в дороге»:

Где чудотворцем, где нищим, где хитрым рапсодом

Так и брожу я по свету в облезлом плаще,

Так и скитаюсь по долгим земным переходам…

Что ты сказал? Да, конечно, скитаюсь во тще!

………………………………………………………

Так вознеси же хваленье печальным изгоям,

Всем безочажным, отвергшим сует суету:

Мудрые, мы на мосту себе дома не строим,

Мудрые, мы равнодушно идём по мосту

/5,c.66/

И снова возникают те же самые образы: облезлый плащ музы («Прощание с музой»), скитания… Лирический герой уже постиг мудрость жизни, и идёт по ней равнодушно, зная что оставил позади и что ждёт его впереди. Но последние две строки позволяют нам понять, что лирический герой Перелешина вовсе не до конца отказывается от Бога.

Сонет «Раздумье» снова раскрывает перед нами внутренние противоречия, терзающие душу Лирического героя, он, занимаясь как бы самосозерцанием, вновь задаётся вопросом о смысле своего существования. Он понимает, что выбрал мир земной, но и мир Небесный остаётся ему всё так же дорог, ибо он, посмотрев на оба этих мира изнутри и постигнув некую, доступную только ему истину, или мудрость, отбросил лишь то, что было извращено людьми, оставив то, что кажется ему истинным.

Глядит Господь на взявшихся за плуг,

И пашущих беспечно и с оглядкой,

На моряков, скользя по рее шаткой,

Пленившихся увиденным вокруг.

Он не сойдёт и не поддержит рук…

…………………………………………

Похвалит ли тиун ленивых слуг?

Зачем же ты, среди своей дороги,

Задумался, и вовсе не о Боге?

/5,c.67/

И вот всё снова возвращается на круги своя, - лирический герой снова обращается с молитвой к Богу, как и в стихотворении «Ночное», но на сей раз он просит принять его таким, каков он есть, чтобы всё,что он познал и испытал пошло на пользу ему самому и другим, чтобы поэтический талант не остался просто «забавной ложью», но тоже служил единому и праведному делу.

Пускай не сиротой, бескрылым Недоноском, Гонимым на земле, не принятым в раю,

Я стану глиною, о Господи. Иль воском:

Ту глину претвори в амфору Ты свою!

Ты заключишь в нее то благовоний зерна,

То свитки древние пророков и псалмов:

Все сбережет она прочна, огнеупорна

И радостью полна до блещущих краев!

/5,c.67/

Итак, круг замкнулся. Но лирический герой уже не тот юнец не знающий ничего, слепо повинующийся «мудрым», а зрелый, познавший жизнь человек. Конфликт его ещё до конца не разрешен, однако, на сей раз, он уже твёрдо, и самостоятельно, выбрал свой путь, он, знает чего хочет, а ещё лучше чего он не хочет. Он вышел из под гнёта людских предрассудков, оставив для себя только то, что даровано небом, - жизнь и поэтический дар.

Конечно, на этом анализ рассмотренных нами стихотворений далеко не исчерпывается. Впереди ещё много намеченных целей, ведь мы рассмотрели только самые первые стихотворения Перелешина.

Ближайшей стоящей перед нами задачей я считаю необходимость проследить дальнейшую эволюцию лирического героя Перелешина. Обилие Библейских цитат и сюжетов, описаний бытия святых, пусть даже в несколько сказочной форме, позволяет задуматься о сопоставлении оригинальных текстов Писания со стихами Перелешина, дабы прояснить некоторые нюансы его стихотворчества.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8


«Архипелаг ГУЛАГ» как опыт художественного исследования
Внебрачное наследие ГУЛАГа, дитя единокровное - общага. Раскрыла пасть на трассе Усть-Улима. Как ни крути, а не проехать мимо. Гром и литавры бесконечной стройки, целинные былинные края. Фанерной стенкой стиснутые койки. Одна из них, из десяти, моя. А на соседней, с Панькой Волосатой, живет подросток из породы статуй. Сильно ...

Вступление
Страх – самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх – страх неведомого. Вряд ли кто-нибудь из психологов будет это оспаривать, и в качестве общепризнанного факта сие должно на все времена утвердить подлинность и достоинство таинственного, ужасного повествования как литературной формы. Против нег ...

«Учитель жизни»
Разумеется, любовь не есть главная тема последних чеховских пьес. «Много разговоров о литературе» в «Чайке» – это участие Чехова в осмыслении путей дальнейшего развития искусства. Когда Треплев в первом действии осуждает современный ему театр и требует новых форм, – это мысли Чехова, по сан автор тут же подправляет их словами Дорна: «Вы ...