Портрет Гоголя
Страница 5
Информация о литературе » Портрет Гоголя

КОРОБОЧКА:

Да как же уступить?

ЧИЧИКОВ:

Да так просто. Или, пожалуй, продайте, я вам за них дам деньги.

КОРОБОЧКА:

Я, право, в толк не возьму. Нешто хочешь ты их откапывать из земли?

ЧИЧИКОВ:

Э, матушка! Покупка будет значиться только на бумаге, а души будут прописаны, как бы живые.

КОРОБОЧКА

(перекрестясь):Да на что ж они тебе?

ЧИЧИКОВ:

Это уж моё дело.

КОРОБОЧКА:

Да ведь они же мёртвые.

ЧИЧИКОВ:

Да кто же говорит, что они живые? Вы за них платите, я вас избавлю и от хлопот и от платежа, да ещё сверх того дам вам 15 рублей ассигнациями. Ну, теперь ясно?

КОРОБОЧКА:

Право, не знаю, ведь я мёртвых никогда ещё не продавала.

ЧИЧИКОВ:

Ещё бы! Это скорей походило бы на диво, если бы вы их кому-нибудь продали.

(Пауза.)

Так что же, матушка, по рукам, что ли?

КОРОБОЧКА:

Право, отец мой, никогда ещё не случалось продавать мне покойников. Живых-то я уступила отцу протопопу, двух девок по ста рублей каждую, и очень благодарил.

ЧИЧИКОВ:

Да не в живых дело. Я спрашиваю мёртвых.

КОРОБОЧКА:

Да ведь меня только и останавливает, что они мёртвые. Может быть, ты, отец мой, меня обманываешь, а они…того…они больше как-нибудь стоят?

ЧИЧИКОВ:

Послушайте, матушка. Эк какие вы! Что же они могут стоить? На что они нужны?

КОРОБОЧКА:

Уж это точно, правда. Уж совсем ни на что не нужны.

ЧИЧИКОВ:

А вы берёте ни за что 15 рублей, ведь это же деньги! Ведь они на улице не валяются. Ну, скажите, матушка, почём вы продали мёд?

КОРОБОЧКА:

По двенадцати рублей за пуд.

ЧИЧИКОВ:

Ну, матушка, взяли греха на душу – по двенадцати не продали. Ну, всё равно, ну ведь то мёд, а это – ничто! А я вам за ничто плачу, и не двенадцать рублей, а 15 рублей, да и не серебром, а синими ассигнациями!

КОРОБОЧКА:

Право, я боюсь на первых порах не понести бы как-нибудь убытку. Лучше уж я маненько повременю, авось понаедут купцы, я и применюсь к ценам.

ЧИЧИКОВ:

Страм, страм, матушка! Просто страм! Кто же станет покупать их? Ну, какое употребление он может из них сделать?

КОРОБОЧКА:

А может, в хозяйстве-то как-нибудь под случай понадобятся?

ЧИЧИКОВ:

Мёртвые – в хозяйстве? Эк, куда хватила! Воробьёв пугать по ночам в огороде?

КОРОБОЧКА:

С нами крестная сила! Какие ты страсти говоришь!

ЧИЧИКОВ:

А куда же ещё? Куда вы их хотели пристроить? Да, впрочем, ведь кости и могилы, всё вам останется. Ну, так что же? Отвечайте, по крайней мере.

(Пауза.)

О чём вы думаете, Настасья Петровна?

КОРОБОЧКА:

Право, я всё не приберу, как мне быть. Лучше я вам пеньку продам.

ЧИЧИКОВ:

Да что ж пенька? Помилуйте, я вас прошу совсем о другом, а вы мне пеньку суёте.

(Пауза.)

Так как же, Настасья Петровна?

КОРОБОЧКА:

Ей-Богу, товар такой странный, совсем небывалый.

ЧИЧИКОВ

(громко стукнув стулом):

Чтоб тебя чёрт!

КОРОБОЧКА:

Ох, не припоминай его, Бог с ним! Ох! Ещё третьего дня всю ночь мне снился, окаянный. Такой гадкий привиделся, а рога-то длиннее бычачьих!

ЧИЧИКОВ:

Я дивлюсь, как они вам десятками не снятся! Из одного христианского человеколюбия хотел! Вижу, бедная вдова убивается, терпит нужду, да пропади и околей со всей вашей деревней!

КОРОБОЧКА:

Ах, какие ты забранки пригинаешь!

ЧИЧИКОВ:

Да не найдёшь слов с вами, право, словно какая-нибудь, не говоря дурного слова, дворняжка, что лежит на сене: и сама не ест, и другим не даёт!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Петропавловская крепость. Приговор.
Стены крепостной толщины. Тройные решетки. Окна забелены. Там, за ними, высокие стены бастиона. Только прильнувши к стеклу, увидишь серый клочок петербургского неба. Иногда проплывает робкое облачко. В одиночке всегда полусумрак. Тают в сырой полумгле табурет, железная койка, стол, умывальник, стены покрыты на сажень от пола черно-зелен ...

Поэт и время
Мне нужно действовать, я каждый день Бессмертным сделать бы желал, как тень Великого героя, и понять Я не могу, что значит отдыхать. Всегда кипит и зреет что-нибудь В моём уме. М.Ю. Лермонтов «1831-го июня 11 дня» Более ста шестидесяти лет прошло со дня рождения великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Давно уме ...

Историческая проза
Первоначально обращение к исторической тематике – способ романтизировать современность (Есенин). В дальнейшем – способ расширить узкие рамки модели мира, навязанной артефактом, ввести в качестве т.н. субъекта истории, не только социально охарактеризованного героя, но личность ЧАСТНУЮ. О последующем ВЫРОЖДЕНИИ и ВОЗРОЖДЕНИИ исторической ...