Произведение Толстого «Война и мир»
Страница 25
Информация о литературе » Произведение Толстого «Война и мир»

Р. Роллан писал, например, о том, как еще совсем молодым человеком, студентом, он читал роман Толстого: это «произведение, как жизнь, не имеет ни начала, ни конца. Оно — сама жизнь в ее вечном движении».

Художники реалисты 20 века особенно высоко оценили правду военных описаний. Э. Хемингуэй признавал, что он учился у Толстого писать о войне «как можно правдивее, честнее, объективнее и скромнее». «Я не знаю никого, кто писал бы о войне лучше Толстого», — утверждал он в книге «Люди на войне».

Высокий нравственный пафос «Войны и мира» волнует писателей 20 века, свидетелей новых опустошительных войн, в гораздо большей степени, чем современников Толстого. Немецкий писатель Леонард Франк в книге «Человек добр» назвал создателя «Войны и мира» величайшим борцом за те условия человеческого существования, при которых человек действительно может быть добр. В романе Толстого он увидел страстное участие к страданиям, которые война принесла всем людям и , прежде всего, русским людям.

По книге Толстого весь мир учился и учится Россия.

В 1887 году американец Джон Форест писал Толстому: «Ваши персонажи для меня — живые, настоящие люди, такие же, как и Вы сами, и составляют столь же неотъемлемую часть русской жизни. За последние годы вы, Достоевский и Гоголь населили то пространство, которое раньше было для меня безлюдной пустыней, отмеченной лишь географическими названиям. Приехав теперь в Россию, я стал бы разыскивать Наташу, Соню, Анну, Пьера и Левина с большей уверенностью, что встречусь с ними, чем с русским царем. И если бы мне сказали, что они умерли, я очень огорчился бы и сказал: «Как? Все?».

Художественные законы, открытые Толстым в «Войне и мире», составляют и поныне непререкаемый образец. Голландский писатель Тойн де Фрис выразился об этом так: «Больше всего захватывает меня всегда роман «Война и мир». Он неповторим».

В наш век трудно найти человека, на каком бы языке он ни говорил, который не знал бы «Войну и мир». В книге ищут вдохновения художники, перевоплощающие ее в традиционных (опера С. Прокофьева) и в новых, неизвестных во времена Толстого формах искусства, подобных кино и телевидению. Помочь читателю глубже, яснее, тоньше понять поэтическое слово. Его силу и красоту — в этом главная задача и условие их успеха. Они дают возможность как бы увидеть своими глазами ту действительную жизнь, любовь к которой мечтал пробудить Толстой своей книгой.

«Война и мир» — это итог нравственных и философских исканий Толстого, его стремлений найти правду и смысл жизни. Каждое произведение Толстого — это он сам, в каждом заключена частица его бессмертной души: «Весь я — в моих писаниях».

[1] В.Ермилов. Толстой - художник и роман «Война и мир». М., «Советский писатель», 1961, стр. 262

[2] «Л.Н.Толстой в русской критике», М., Гослитиздат, 1952, стр. 521

[3] П.С. Коган. Очерки по истории новейшей русской литературы в двух томах, т. 2, М., 1973, стр. 145

[4] Г.В. Плеханов. Искусство и литература. М., Гослитиздат, 1948, стр.652.

[5] Л.Н. Толстой. Полное собр. соч., т. 47, стр. 71

[6] Т. Мотылева. О мировом значении толстого. М., «Советский писатель», 1957, стр. 520.

Страницы: 20 21 22 23 24 25 


Дмитрий Сергеевич Мережковский
Мережковский утверждал, что: «…три главных элемента нового искусства – мистическое содержание, символы и расширение художественной впечатлительности». Индивидуальное, личное переживание, по мнению Мережковского, только тогда ценно, когда оно дополнено не просто привычкой или самой острой плотской страстью, а чувством единения двоих в лю ...

Вступление
В 1667 г. была поставлена «Андромаха». Нечто новое открылось французскому театру. Это была иная трагедия, отличная от тех, какие создавал Корнель. Французский зритель видел до сих пор на театральных подмостках героев волевых и сильных, способных подчинять свои чувства воле и рассудку, – теперь он увидел людей в тенетах страстей, не умею ...

Футуристы.
Футуристы вышли на литературную арену несколько раньше акмеистов. Они объявили классику и всю старую литературу как нечто мертвое. «Только мы - лицо нашего времени», - утверждали они. Русские футуристы- явление самобытное, как смутное предчувствие великих потрясений и ожидание грандиозных перемен в обществе. Это надо отразить в новых фо ...