Бытовые новеллистические сказки
Страница 4

- Как, барские?

Вспылила со злости, пала на пол.

- Я умру,- говорит, – сказывай: чьи гуси?

- Барские.

Жена охает, стонет. Муж наклонился к ней:

- Что ты стонешь?

- Да чьи гуси?

- Барские.

- Ну, умираю, беги скорей за попом.

Вот муж послал за попом, уж и поп едет.

- Ну, – говорит муж, – вот и священник едет.

Жена спрашивает:

- Чьи гуси?

- Барские.

- Ну, пущай священник идет, умираю!

Вот исповедовали ее, приобщили, поп ушел. Муж опять:

- Что с тобой, жена?

- Чьи гуси?

- Барские.

- Ну, совсем умираю, готовь домовище!

Изготовили домовище. Муж подошел:

- Ну, жена, уж и домовище готово.

- А чьи гуси?

- Барские.

- Ну, совсем умерла, клади в домовище.

Положили в домовище и послали за попом. Муж наклонился к жене, шепчет:

- Уж домовище подымают, нести хотят отпевать в церковь.

А она шепчет:

- Чьи гуси?

- Барские.

- Ну, несите!

Вот вынесли домовище, поставили в церкви, отпели панихиду. Муж подходит прощаться:

- Уж и панихиду, – говорит, – отпели, выносить хотят на кладбище.

Жена шепчет:

- Чьи гуси?

- Барские.

- Несите на кладбище!

Вот и вынесли. Подняли домовище опущать в могилу, муж нагинается к ней:

- Ну, жена, уж тебя в могилу опущают и землей тотчас засыплют.

А она шепчет:

- Чьи гуси?

- Барские.

- Ну, опущайте и засыпайте!

Домовище опустили и засыпали землею. Так уходили бабу барские гуси!

Сказка на распространенный сюжет: упрямая жена с досады притворяется мертвой и дает похоронить себя. Сюжет начинается с экспозиции, в которой сообщается о недостатках жены: была упрямой спорщицей и завистливой на чужую скотину. Развитие действия строится на повторяющемся диалоге и чередующихся эпизодах, в которых упрямство жены – спорщицы нарастает. Кульминация: гроб опускают в могилу, а жена упрямо спрашивает, чьи гуси. Развязка – гроб опустили и засыпали землею. В конце сказки мораль-ирония: вот до чего довели бабу барские гуси.

19. МУЖ ДА ЖЕНА

Жили муж с женой, по виду будто хорошо, да как-то жена была мудрена: уйдет муж – она весела, придет – захворает, так и старается ему дело найти, куда-нибудь с рук сбыть. Нынче пошлет его туда, завтра в другое место, а без него у нее гулюшки, пирушки! Придет муж – и чисто, и прибрано, сама охает, больна, на лавочке лежит. Муж верит, чуть сам не плачет. Вот раз придумала жена послать его за лекарством в Крым-град. Муж пошел. На дороге ему встрелся солдат:

- Куда ты, мужик?

- В Крым-град за лечбой!

- Кто болен?

- Жена!

- Воротись, воротись безотменно, я сам дока, я пойду с тобою!

Поворотил его налево кругом, и очутился мужик опять у своего гумна. «Сядь же ты здесь, – говорит дока, – я спроведаю, какова хворая?»

Вошел на двор, приложил ухо к избе – там игры, там скоки, гульба! Забилась солдатская грудь, ударил в дверь, растворилась изба – хозяйка по ней лебедем носится, перед ней молодой парень вприсядку рассыпается, зелено винцо по столу разливается. Пришел солдат вовремя, выпил чарку и пошел вприсядку. Полюбился хозяйке: что за солдат, что за детина! Угодлив, догадлив, словно век тут жил! Поутру надо пирожки печь. «Солдат, сходи на гумно, принеси соломки вязаночку».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Образы моря и паруса в поэзии М.Ю.Лермонтова. Образы моря и паруса в лирике М.Ю.Лермонтова 18281832 гг.
"Считают, что морской пейзаж, встречающийся в раннем периоде творчества Лермонтова, … тяготеет к условно романтической символике" [Нахапетов, 1999, 16]. М.Ю.Лермонтов увидел море лишь в августе 1832 года, и море разочаровало его. "Морской пейзаж, как и все вообще пейзажи у Лермонтова, пустынен, малонаселен. Лишь изредка ...

Принципы школьного анализа лирических произведений
В школьной практике встречаются три основных пути изуче­ния лирической поэзии. Первый путь, получивший довольно широкое распростране­ние, можно охарактеризовать как тематический, так как он представляет собой прослеживание определенных тем (моти­вов) в ряде лирических произведений. При таком подходе к ли­рической поэзии представляется ...

Эстетические взгляды
«Жан Расин жил в то время, когда французский гений достиг всей своей полноты, а язык, окончательно сложившийся, еще сохранял всю свежесть золотого века. Он учился у поэтов античности, наслаждался ими и до конца соблюдал ту эллинскую и латинскую традицию, исполненную красоты и разума, которая создала формы поэзии – оды, эпопеи, трагедии ...