Произведение Толстого «Война и мир»
Страница 4
Информация о литературе » Произведение Толстого «Война и мир»

И этому пустому, фальшивому миру Толстой противопоставляет другой мир, который особенно близок и дорог ему — мир Ростовых, Пьера Безухова, Андрея Болконского.

Когда Пьер Безухов впервые вошел в гостиную Анны Павловны, она испугалась, потому что в Пьере было то, что не свойственно свету — умный и естественный взгляд, отличавший его от всех в этой гостиной. Толстой называет Пьера ребенком. Он наивен, он не понимает, что попал в игрушечный домик, он хочет с заводными игрушками говорить о мировой политике. Он принимает Элен за «гений чистой красоты». И «улыбка у него была не такая как у других людей, сливающаяся с неулыбкой. У него, напротив, когда, приходила улыбка, то вдруг, мгновенно исчезало серьезное лицо и являлось другое, детское, доброе». Улыбка его словно говорила: «мнения мнениями, а Вы видите какой я добрый и славный малый». Толстой всегда считал, что улыбка человека говорит о многом: «если улыбка прибавляет прелесть лицу, то лицо прекрасно, если она не изменяет его, то оно обыкновенно, если она портит его, то оно дурно». И Толстой внимательно следит за улыбками людей. О Вере Ростовой он говорит: «Улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает, напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно». Всему этому миру, людям света знает цену Андрей Болконский. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество — это заколдованный круг, который он видит и из которого хочет вырваться. Для этого он и идет на войну. У князя Андрея «скучающий взгляд», на лице его чередуются выражения скуки, усталости и досады. Однако в портрете Андрея Толстой отражает противоречие между демонстративным выражением скуки и внутренней страстью борения. Это проявляется в разговорах Андрея с Пьером.

Толстой раскрывает перед читателями еще один мир — мир Ростовых. На страницах романа появляется обаятельный образ Наташи Ростовой. Как описывает Толстой Наташу? «Тоненькие, оголенные руки и маленькие ножки в кружевных панталончиках и открытых башмачках». Эти ласкательно-уменьшительные суффиксы срываются как бы непроизвольно с пера Толстого: писатель создает образ детскости, радости, любви, счастья. Все, что делает Наташа, кажется ужасно неприличным. Вот сестра ее Вера — абсолютно правильная девушка. Она «была хороша, неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный», то, что она говорила, всегда было справедливо и уместно. А Наташа по словам графини делает бог знает что: целуется с Борисом, за столом громко спрашивает, какое будет пирожное, заливается смехом видя, как танцует ее отец. Но Толстой любит Наташу и не любит Веру, Элен. Здесь Толстой ставит проблему противоборства интуитивного и рационального мировосприятий. Наташа приходит в роман не только как воплощение искренности и жизненности, противостоящих лживости и мертвенности света, но и как носительница толстовского идеала жизни без мук и исканий холодного разума, бросившего князя Андрея в безнадежную путаницу столкновений человеческих интересов. Наташа живет не рассудком, а чувством. Непосредственность переживаний, ликующая радость жизни как бы не оставляют места для размышлений.

Разные бывают размышления и рассуждения и неодинаково отношение к ним Толстого. Пьер в салоне Шерер высказывает отношение к французской революции, а князь Андрей говорит о женщинах, о войне, о свете. Они не могут не мыслить, они живут не только личными интересами, но и интересами человечества. А вот Берг рассуждает только о том, что касается его одного. Слово «Я» не сходит с его языка. Как Пьер и Андрей -- «чужеродные тела» в салоне светских мертвецов, так Берг и Вера — мертвецы в доме Ростовых.

Толстой раскрывает перед нами еще один женский образ — княжны Марьи. Тяжело ей живется в доме отца, потому что он не понимает ее. Рассуждения о правилах рационального воспитания мешают ему проникнуть во внутренний мир дочери. душа княжны Марьи полна религиозным восторгом, а отец к тому же неумелый педагог, заставляет ее заниматься наукой, учить геометрию. Уже само это сопоставление проникнуто тонкой толстовской иронией: точная наука — и вера, разум — и душа. Это несовместимо, это всегда в борьбе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Основная часть
"Меня интересует только "чушь"; только то, что не имеет никакого практического смысла. Меня интересует жизнь только в своем нелепом проявлении", - писал в 1937 году Даниил Иванович Ювачев (1905-1942), мастер абсурда, известный читателям под псевдонимом Хармс, хотя долгое время родоначальниками литературы абсурда счит ...

Образ Англии в творчестве Е. Замятина
По словам американской поэтессы Б.Дейч, знавшей Замятина, этот высокий, стройный, гладко выбритый блондин с небольшими усами и голубыми глазами, был "больше похож на представителя англо-саксонской расы, чем на русского" (Давыдова Т.Т. Евгений Замятин. М., 1991. С.25). После возвращения из Англии писателя даже прозвали англича ...

"Дорожный ангел"
На фоне рассмотренных произведений цикл "Дорожный ангел" обращает на себя внимание рядом заметных отличий. Во-первых, сменился фон, нет прежней тематической заданности, действие не привязано к какой-либо эпохе или стране, поэтому рассказы непривычно разнородны. Рассказчица легко перемещается во времени и пространстве собственн ...