Произведение Толстого «Война и мир»
Страница 4
Информация о литературе » Произведение Толстого «Война и мир»

И этому пустому, фальшивому миру Толстой противопоставляет другой мир, который особенно близок и дорог ему — мир Ростовых, Пьера Безухова, Андрея Болконского.

Когда Пьер Безухов впервые вошел в гостиную Анны Павловны, она испугалась, потому что в Пьере было то, что не свойственно свету — умный и естественный взгляд, отличавший его от всех в этой гостиной. Толстой называет Пьера ребенком. Он наивен, он не понимает, что попал в игрушечный домик, он хочет с заводными игрушками говорить о мировой политике. Он принимает Элен за «гений чистой красоты». И «улыбка у него была не такая как у других людей, сливающаяся с неулыбкой. У него, напротив, когда, приходила улыбка, то вдруг, мгновенно исчезало серьезное лицо и являлось другое, детское, доброе». Улыбка его словно говорила: «мнения мнениями, а Вы видите какой я добрый и славный малый». Толстой всегда считал, что улыбка человека говорит о многом: «если улыбка прибавляет прелесть лицу, то лицо прекрасно, если она не изменяет его, то оно обыкновенно, если она портит его, то оно дурно». И Толстой внимательно следит за улыбками людей. О Вере Ростовой он говорит: «Улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает, напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно». Всему этому миру, людям света знает цену Андрей Болконский. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество — это заколдованный круг, который он видит и из которого хочет вырваться. Для этого он и идет на войну. У князя Андрея «скучающий взгляд», на лице его чередуются выражения скуки, усталости и досады. Однако в портрете Андрея Толстой отражает противоречие между демонстративным выражением скуки и внутренней страстью борения. Это проявляется в разговорах Андрея с Пьером.

Толстой раскрывает перед читателями еще один мир — мир Ростовых. На страницах романа появляется обаятельный образ Наташи Ростовой. Как описывает Толстой Наташу? «Тоненькие, оголенные руки и маленькие ножки в кружевных панталончиках и открытых башмачках». Эти ласкательно-уменьшительные суффиксы срываются как бы непроизвольно с пера Толстого: писатель создает образ детскости, радости, любви, счастья. Все, что делает Наташа, кажется ужасно неприличным. Вот сестра ее Вера — абсолютно правильная девушка. Она «была хороша, неглупа, училась прекрасно, была хорошо воспитана, голос у нее был приятный», то, что она говорила, всегда было справедливо и уместно. А Наташа по словам графини делает бог знает что: целуется с Борисом, за столом громко спрашивает, какое будет пирожное, заливается смехом видя, как танцует ее отец. Но Толстой любит Наташу и не любит Веру, Элен. Здесь Толстой ставит проблему противоборства интуитивного и рационального мировосприятий. Наташа приходит в роман не только как воплощение искренности и жизненности, противостоящих лживости и мертвенности света, но и как носительница толстовского идеала жизни без мук и исканий холодного разума, бросившего князя Андрея в безнадежную путаницу столкновений человеческих интересов. Наташа живет не рассудком, а чувством. Непосредственность переживаний, ликующая радость жизни как бы не оставляют места для размышлений.

Разные бывают размышления и рассуждения и неодинаково отношение к ним Толстого. Пьер в салоне Шерер высказывает отношение к французской революции, а князь Андрей говорит о женщинах, о войне, о свете. Они не могут не мыслить, они живут не только личными интересами, но и интересами человечества. А вот Берг рассуждает только о том, что касается его одного. Слово «Я» не сходит с его языка. Как Пьер и Андрей -- «чужеродные тела» в салоне светских мертвецов, так Берг и Вера — мертвецы в доме Ростовых.

Толстой раскрывает перед нами еще один женский образ — княжны Марьи. Тяжело ей живется в доме отца, потому что он не понимает ее. Рассуждения о правилах рационального воспитания мешают ему проникнуть во внутренний мир дочери. душа княжны Марьи полна религиозным восторгом, а отец к тому же неумелый педагог, заставляет ее заниматься наукой, учить геометрию. Уже само это сопоставление проникнуто тонкой толстовской иронией: точная наука — и вера, разум — и душа. Это несовместимо, это всегда в борьбе.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9


Культура итальянского Возрождения:
Нет такой исторической эпохи, которая бы не отличалась своеобразием своей культуры. Отличительной чертой культуры эпохи Возрождения в Италии явилось осмысление и углубление индивидуалистических устремлений человека. Опорой этого процесса явилась античность, чем и вызван особый интерес к ней у возрожденцев. Возрожденческая культура охват ...

Жизнь и творчество испанского писателя Сервантеса Сааведра
Сервантес Сааведра, Мигель (29.06.1547-26.04.1616г.г.) испанский писатель Отец, дон Родриго де Сервантес Сааведра, обедневший идальго, зарабатывающий на жизнь как вольнопрактикующий врач. Мать, донья Леонора из рода Кортинас, к тому времени разоренного. В семье было четверо детей: дочери Андреа и Мадалена, сыновья Мигель и Родриго. В п ...

Героическая тема в литературе русского классицизма. Национальная особенность русского классицизма
Господствующим направлением в русской литера­туре к середине XVIII в. становится классицизм. «Классицизм как литературное направление, возникшее в определенную историче­скую эпоху, был явлением прогрессивным,— пишет современный исследователь.— Он помог созданию национального искусства, способствовал выработке идеалов гражданственности, ...