Творчество В.В. Ерофеева
Страница 2

В хор голосов, все порицающих и все отрицающих, включаются и размышления Игоря («Трехглавое детище»), институтского преподавателя философии, предпринявшего попытку остаться романтиком и максимально выгодно приспособиться к системе социализма, где привилегии и власть давали возможность успеть насладиться светлым и сытым будущим уже в настоящем. Будучи зятем высокопоставленного партийного начальника, муж и отец, в перспективе ученый, Игорь влюблен в свою студентку Наденьку. Любовь оказывается единственным, что заставляет Игоря быть самим собой. Трагический случай (Наденьку сбила машина) лишает героя всех иллюзий, и только запавший в сознание любовный шепоток Наденьки: «Я бессмертна» открывает и герою, и читателю возможность выхода в иные миры, где вечная любовь и память о ней.

Склонность к контрастам, повторам, составление фраз по принципу нанизывания бус, ироническое восприятие слов и смыслов, использование просторечий, нецензурной лексики - заставили многих критиков определить прозу В. Ерофеева как «авангардную». Следует отметить, что от 70-х к 80-м и 90-м гг. «авангардизм» В. Ерофеева все возрастает. Перенасыщение когда-то запретным, а сейчас заполонившим русскую литературу, способствует повышению внимания писателя к форме, приему.

Роман «Русская красавица», написанный в 1980-1982 гг., отдельным изданием вышел через 10 лет, добавив автору известности и популярности.

Сама тема романа (жизнь московской проститутки) и фабула достаточно традиционны для русской досоветской литературы: красивая девочка из провинции хочет красиво жить и едет в Москву за счастьем. Но, оказывается, единственный путь к нему - власть и деньги. И вот Ирина становится «телесной властительницей» мужских и женских тел (ее зовут «гением», «богиней любви») и обладательницей денег, достаточных, чтобы вволю пить, есть и одеваться, как мечталось, в красивое и модное. Неожиданно забеременев, героиня оказалась между тремя противоположными желаниями: избавиться от ребенка, чтобы он не жил в этом грязном и продажном мире; родить мальчика пострашнее Гитлера, чтобы он физически уничтожил все человечество (начав с России); наконец, выйти замуж, пусть и за постаревшего, всю жизнь предававшего всех и себя, обласканного государством «писменника», родить ребенка и жить спокойной семейной жизнью, любя и воспитывая свое дитя. Финал тоже традиционный - проститутка кончает жизнь самоубийством, понимая, что при любом исходе ее материнство ничего, кроме новой грязи, принести не может. Вероятно, это дало основание некоторым критикам утверждать, что роман посвящен судьбе красоты, поруганной современной жизнью и беззащитной перед жестокостью. Думается, при всех красивостях телесного порядка и исключительной красоте Ирины (ее фото печатают в американском журнале, а проститутки Америки требуют от советского правительства защитить русскую красавицу), роман не столько сугубо эстетский, сколько художественно-публицистический, бунтарский против всего, что было и есть, против всех идей и концепций, которые вырабатывала русская культура за два столетия.

По совокупности все это именуется одним словом - «блевотина». Увлекая современного человека идеями народничества, добра, мессианства, красоты, всеобщего счастья, русские писатели довели его до тошноты, лишив обыкновенной жизни, требуя от него деяний, жертв, подвига. «Ну ее к черту, эту Россию, пусть о ней другие пекутся. Хватит с меня! Хочу жить!», - с этими словами героини, уходящей из жизни, вполне соотносима позиция большинства персонажей романа, и, что самое важное, - позиция повествователя, очень близкая автору. Об этом свидетельствует обилие имен и цитат из русской литературы - от древней до современной, «конструирование» главной героини из образов героинь-проституток Л. Толстого, Ф. Достоевского, А. Куприна и т.д. и сюжета из мифо-религиозно-мистическо-социально-культурных обрядов, ритуалов (гадание по руке, явление мертвеца, чтение новой пьесы, хождение в народ); насквозь литературна и сама героиня в речевом исполнении: изъясняется она не иначе, как «потоком сознания», таинственными метафорами, ее монологи - вавилонское смешение стилей - от сентиментального до площадно-базарного, сильно сдобренных иронией. Пародийность, гротеск, символичность, эпатаж, отрицание культа духовности, создаваемого не без помощи русской литературы, - все это превращает роман в идеологическую манифестацию неприятия деформированной обыкновенной человеческой жизни. «Поменьше думайте - побольше живите» - этот афоризм героини точно выражает направление авторского бунтарства.

Страницы: 1 2 3


Кризис антиутопического мира.
В отличие от героев романа Хаксли "О дивный новый мир", запрограммированных на генетическом уровне, замятинские нумера - всё-таки живые люди, рождённые отцом и матерью и только воспитанные государством. Имея дело с живыми людьми, Единое Государство не может опираться только на рабскую покорность. Залог стабильности такой социа ...

Различные названия русалок
Кроме слова «русалка», существуют также и другие названия русалок: купалка, водяница или водяная, шутовка, чертовка, хитка, лешачиха, лобаста. Слово купалка употребительно в белорусских купальских песнях. Купалка - девица, которую из своей среды избирают девицы же, участницы купальных забав, первенствующею или царицею плясок, бываемых ...

И снова драматургия
После десятилетнего перерыва Шиллер снова возвратился к драматургии и создал трилогию «Валленштейн» (1791–1799), в которой показал исторические события, происходившие в Германии в начале XVII столетия, в эпоху Тридцатилетней войны. Герой трилогии Альбрехт Валленштейн – действительное историческое лицо, полководец, бывший на службе австр ...