Отношение с Богом

« …Без тебя я призрак,

что из храма изгнан,

Без меня ты скучный миф.

Мы с тобой как братья

в гимнах и проклятьях,

С вечной властью над людьми».

Существуют разные легенды о том, кем является Сатана. Если верить Библии, то мир был создан Богом за 6 дней, откуда же тогда взялся повелитель подземелья?

Люцифер - солнечный ангел, чье имя означает "Несущий свет". Среди ангелов он был одним из прекраснейших и назывался Рафаэлем. Он думал, что сам себя сотворил, а не Бог. Однажды он увидел пустой трон куда-то отлучившегося Бога и подумал: "О, как чудесно мое сияние. Если бы я сидел на этом троне, я был бы так же мудр как и он." И под разноголосицу ангелов, часть которых льстит ему, а часть - отговаривает от сомнительной затеи, Люцифер занимает трон Бога и провозглашает: "Вся радость мира пребывает на мне, ибо лучи моего сияния горят так ярко. Я буду как тот, кто выше всех на вершине. Пусть Бог идет сюда - я не уйду, но останусь сидеть здесь перед лицом его". И приказывает ангелам преклониться перед ним, внеся раскол в их ряды. За это Бог сверг Люцифера и преклонившихся перед ним ангелов и Бездну, превратив его красоту в безобразие. Он из огненного, стал черным, как уголь. У него тысяча рук и на каждой руке по 20 пальцев. У него вырос длинный толстый клюв и толстый хвост с жалами. Он прикован к решетке над адским пламенем, раздуваемым низшими демонами.

Эта история как нельзя лучше объясняет отношения Мефистофеля с Богом. Общаясь вроде бы на равных, демон все же просит разрешения у Бога на покорение души человеческой. Но хотя в его словах содержится признание существования «Божьего мира», он отрицает разумность его деяний: «Творенье не годится никуда».

Говоря с Господом, Мефистофель чуть ли не надсмехается над ним. Его слова говорят о величии Бога, но то, как Демон произносит их, превращает слова в насмешку.

Опять, о господи, явился ты меж нас.

За справкой о земле, - что делается с нею!

Ты с благосклонностью встречал меня не раз –

И вот являюсь я меж челядью твоею.

С другой стороны мы видим Воланда. Он настоящий Князь Тьмы, стоящий на одной ступени с Богом. Они равны: один правит светом, другой – тьмой. И главной их задачей является равновесие этих сил. Об отношениях ученика и учителя, как в первом случае не может быть и речи. Воланд не отрицает существования Христа. Напротив, он утверждает, что свет – неотъемлемая часть тьмы, без одного не было бы и другого: «…что бы делало твое добро, если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с нее исчезли тени».

Подобные терпимые отношения присущи всем великим: пока пешки воюют, короли распивают чаи. Булгаковский герой никоим образом не принижает себя перед Богом, но и не насмехается над ним, хотя место для критики есть всегда.

Подобную расстановку сил в романах, в какой-то мере можно объяснить эпохой. Когда в XVIII веке Гёте писал своего Фауста, на людей большое влияние оказывала церковь. Бог и его учения были превыше всего, поэтому нет ничего удивительного в том, как изображен Мефистофель в поэме «Фауст». Другая ситуация была в 30-х годах XX века, когда Булгаков писал «Мастера и Маргариту». Атеизмом тогда никого нельзя было удивить: «В нашей стране атеизм никого не удивляет, большинство нашего населения сознательно и давно перестало верить сказкам о боге». Более того, Бога просто отвергали, а на священников устраивали гонения. Но воспитание Булгакова, не позволяло ему отвержения, и поэтому мы видим результат того, как он уравновесил настроение эпохи и личные взгляды в образе Воланда и его отношениях с Господом Богом.


Героическая тема в поэзии М. В. Ломоносова
Героическая тема нашла более глубокое выражение и совер­шенную художественную форму в торжественной и философской оде М. В. Ломоносова. Выдвинутые Тредиаковским положения сыграли большую роль в формировании теоретических воззрений Ломоносова и сказались на его поэтической практике. Под его пером русская одическая поэзия достигла классич ...

Литературные произведения
Тип предприимчивого аморального пройдохи был известен уже антич. литре (слуги в комедиях Плавта, некоторые персонажи в «Сатириконе» Петрония и соч. Лукиана), литературе средневековья и Раннего Возрождения (персонажи фарсов, фаблио, шванков, новелл Дж. Боккаччо и Ф. Саккетти), но он был лишен социальной определенности пикаро. Более близо ...

Африканские парадоксы Ивлина Во.
«Черная напасть» и «Сенсация» представляют собой фантазию на темы Африки, т.к. события происходят в маленьких африканских государствах Азании и Эсмаилии, государствах, которые бесполезно искать на географических картах. В основе фантазий Во лежит вполне конкретная реальность, которую можно отразить лишь в форме парадоксов, фиксирующих ...