Каноны изложения житийных историй

Жития крайне скудны в точном описании конкретных исторических фактов, сама задача агиографа не располагает к этому: главное – показать путь святого к спасению, его связь с древними отцами и дать благочестивому читателю еще один образец.

Немаловажную роль в агиографии играют “традиционные мотивы”, они сформировались под влиянием канона пространного преподобнического жития, их число довольно значительно, и при недостатке фактического материала можно составить текст, опираясь лишь на подробную житийную схему и набор общих мест. В свою очередь сам жанр жития определяет тот тип развития сюжета, который использует агиограф:

Телеологический сюжет: почти в каждом житийном произведении читатель изначально знает, чем оно должно закончиться, кто главный герой, и какие основные конфликты и трудности ему предстоит преодолеть на пути к спасению. Уже в заглавии читателю сообщается тот тип подвига, на котором подвизался святой: «Житие преподобнаго отца нашего Феодосия, игумена Печерского»[16]

Далее повествование продолжается с использованием традиционных житийных мотивов. Это приводило к тому, что сюжетные перипетии практически одинаковы у всех праведников, целые эпизоды заимствовались практически без изменений, в текстах часто встречались явные исторические и географические несоответствия. Классический пример традиционного житийного мотива – пост грудного младенца в среду и пятницу.

При обилии биографических сведений, литературный канон вступал в противоречие с реальными фактами, так Нестор рассказывает о том, что Феодосий был рожден от благочестивых родителей, а потом основной конфликт первой части повествования происходит между благочестивой матерью и ее сыном.

Появлению достоверных сведений в агиографической литературе препятствует и время, прошедшее с момента жизни святого, до создания житийного текста: появляются народные легенды, черты подвижника берутся не из исторических и биографических фактов, а из традиционных византийских житийных мотивов - “топосов”. Появляются тексты, в которых христианские представления сосуществуют с самой безудержной народной фантазиейТак, в греческом житии Симеона Столпника святой исцеляет змею, которую привел к подвижнику змей – сожитель, мученик Меркурий Смоленский возвращается в город, неся в руках свою голову, святой Иоанн Новгородский путешествует в Иерусалим на бесе, Климент Римский попадает в Новгород на большом камне.[17]


Литература о сверхъестественном в континентальной Европе
На континенте литература ужаса процветала. Знаменитые рассказы и романы Эрнста Теодора Вильгельма Гофмана (1776–1822) являются символом продуманных декораций и зрелой формы, хотя в них есть тяготение к излишней легкости и экстравагантности, зато отсутствуют напряженные моменты наивысшего, перехватывающего дыхание ужаса, что под силу и к ...

Эволюция образа дороги. Допушкинский период
Русские дороги. Бесконечные, утомительные, способные успокоить и растревожить. Именно поэтому образ дороги занял особое место в русском фольклоре: он присутствует в песнях, сказках, былинах, пословицах: Уж по той ли дороженьке по широкой Еще шли-прошли солдаты новобраны, Идучи, они солдаты плачут, Во слезах они дороженьки не видят. ...

Прощание с каторжниками.
23 января 1854 года заканчивался срок каторжных работ Достоевского. 15 февраля того же года писатель навсегда покинул Омский острог. Рано утром до выхода арестантов на работу он обошёл казармы и в полусумраке рассвета простился со своими клеймеными товарищами. Вместе с ним покидал тюрьму и С.Ф. Дуров, вошедший в острог молодым и бодрым ...