Характерные черты лирики Михаила Юрьевича Лермонтова
Страница 2

«1830 Мая, 16 число»

Вместе с тем поэт горько осознаёт своё одиночество, свою неприкаянность в современном ему мире, своё бессилие что-либо изменить.

В небесах торжественно и чудно!

Спит земля в сиянье голубом…

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? Жалею ли о чём? www.discoverarts.ru

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть

Я ищу свободы и покоя!

Я б хотел забыться и заснуть! ***

«Выхожу один я на дорогу…», 1841

Презирая самодержавно-крепостническую Россию, «страну рабов, страну господ», Лермонтов пишет проникновенные строки о Родине, о её просторах, о своей любви к ней:

Люблю дымок спаленной жнивы,

В степи ночующий обоз.

И на холме, средь желтой нивы,

Чету белеющих берёз.

С отрадой, многим не знакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

Непримиримое столкновение добра и зла, веры и неверия, стремление отъединиться от мира людей и желание соединиться с ними составляет самую суть глубокого внутреннего конфликта в лирике Лермонтова. Порой кажется, что одно из этих начал одерживает победу, но ненадолго. Просветление уступает мрачному демонизму – и наоборот.

Умилением и кротостью дышит его «Молитва»(1839):

С души как бремя скатится

Сомненье далеко –

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

А рядом с ней возникают холодные и дерзкие слова «Благодарности» (1840) – гордый вызов Богу: «Устрой лишь так, чтобы тебя отныне недолго я ещё благодарил»***.

В основе лирики Лермонтова лежит двоякий, но внутренне единый конфликт – трагедия одинокой, гордой личности, вызвавшей на бой целый мир и переживающей внутренние боренья. Лирика поэта поражает цельностью жизнеощущения. В ней резче выступает уникальность самого душевного строя личности автора, её внутреннее, психологическое единство. Она не умещается в границах традиционных Жанов: оды, сатиры, элегии. Поэт смешивает их между собой, а чаще всего обращается к свободному жанру лирического монолога.

В своей лирике Лермонтов открыл простор для самоанализа, самоуглубления, диалектики души. В этой сфере он открыл путь прямому предметному слову, точно передающему состояние души в той или иной драматической ситуации. Активный, героический дух поэзии Лермонтова, её лиризм, глубина мысли, тонкость психологического анализа, простота в сочетании с высоким совершенством формы, наконец, удивительная музыкальность его стиха и прозы – всё это ставит Михаила Юрьевича в ряд величайших писателей мира.

Страницы: 1 2 


Третий период (1600-1609)
Однако вскоре фальстафовщина приелась Шекспиру. Есть что-то символизирующее творческое настроение самого Шекспира, когда он заставляет воцарившегося и вошедшего в сознание своих высоких обязанностей Генриха V отстранить от себя надеявшегося процвесть Фальстафа и безжалостно при всех сказать своему недавнему собутыльнику: «Я тебя не знаю ...

Фенологическая литература и этнологическая.
Расширение модели мира, сведённого государственной идеологемой к социальной и урбанистической схеме (в пространственном), социальному вектору (во временном) планах. Потому и появляется вечный бунтарь Ходжа Насреддин, Хозяйка Медной Горы, Данила-мастер, Огневушка-поскакушка, Серебряное копытце… А стены и пределы ПОМЕЩЕНИЙ размыкаются, вы ...

Образы детей в рождественских рассказах Ч. Диккенса и святочных рассказах русских писателей второй половины XIX века
Данная статья – попытка обозначить некоторые параллели в обрисовке образов детей и мотивов, с ними связанных, в жанре рождественского рассказа. Для анализа были выбраны три произведения Ч.Диккенса – «Рождественская песнь в прозе», «Сверчок за очагом» и «Рождественская елка», а также сборник «Святочные рассказы» русских писателей ХIХ век ...