Рай
Страница 1

Далее поэт посещает земной Рай на вершине горы Чистилища (здесь происходит его долгожданная встреча с возлюбленной) и возносится на первое небо, попадая в сферу Луны. Взлетая, путники пересекают сферу Огня, окружающую землю (средневековое представление об атмосфере?). На Луне они встречают бледные тени – пассивные души, не сдержавшие обета, но и не отягощенные грехами.

Здесь - души, что нарушили священный

Обет; они сюда удалены

По воле Провиденья неизменной.

Второе небо – Меркурий. Достоинство здешних обитателей – активная реализация идеалов. Это обитель реформаторов и невинно пострадавших.

Я кесарем вершил дела благие.

Теперь меня Юстинианом звать

Ты можешь… Отдавал стране долги я,

Спеша законы к лучшему менять,

Высокое блюдя их назначенье,

Чтоб легче было зло искоренять.

Взлетев на третье небо – небо Венеры, Данте видит, как внутри светила кружатся маленькие звезды. Это души любвеобильных. Здесь поэт (не утихла еще ненависть к оклеветавшим его флорентийцам!) создает выразительный образ: Люцифер, как дурное семя, пророс из преисподней стеблем, который и есть Флоренция. На стебле расцвел проклятый цветок – флорин (на монете изображена лилия), множимый Флоренцией на горе людям.

Твой город стал теперь распространять,

Отвыкнув соблюдать приличья строго,

Цветок проклятый, чтобы им сбивать

С пути ягнят. Стал пастырь нынче волком.

И только теперь Данте оказывается в сфере Солнца – четвертом круге (гелиоцентризм еще не изобрели). Поэт рисует впечатляющую картину созвездия великих мыслителей, которые двумя венцами вращаются вокруг него в противоположных направлениях, образуя «содружество божеств». Среди них Фома Аквинский, Дионисий Ареопагит, Павел Орозий, Боэций, Августин, Иоанн Златоуст, Иоахим и многие другие. Среди мудрецов четвертого круга (а он принадлежит именно им) немало тех, кто своими произведениями, оказал немалое влияние на Данте в общем и на создание «Божественной комедии» в частности. Но не всех. Здесь вы не найдете мудрецов античности – для них Данте любезно выделил жилплощадь в первом круге Ада.

Сфера Солнца может нам наглядно продемонстрировать еще одну особенность «Комедии» - соединение противоположностей и гармоничное единство. По левую руку от Фомы Аквинского оказывается Сигер – сторонник аверроизма. Фома Аквинский, напротив, был ярым противником аверроизма (его иногда изображали на фресках, попирающим поверженного Аверроэса). Так в чем же дело? Почему господа философы не устроили «диспут» (драку!) в лучших традициях конфессий, населяющих современный Иерусалим? Все очень просто разъясняется вышеупомянутым принципом. Фома оказался «золотой серединой» между Альбертом Великим и Сигером Брабантским, причем все участники этой группы предстают в неприглаженной оригинальности своего духовного облика. Данте не скрывает, что Сигер «неугодным правдам поучал». Но это события земной истории, которая вся построена на мучительных диссонансах. Царство небесное примиряет тех, кто каждый по-своему отражал истину, но вступал в конфликт с другими искателями истины. Данте (и это в Средние века…) допускает мысль, что истина слишком велика для того, чтобы ее познал один мудрец. Получи-распишись невеста Христова! (P.S. Я атеист – не судите строго!). Затем поэт оказался внутри красной звезды пятого неба, внутри обители воителей за веру. Это Марс, звезда астрологически связанная с судьбой Флоренции. Здесь поэт встречает своего прапрадеда Каччагвиду. Несмотря на ироническое отношение к аристократии крови Данте серьезно воспринимает историю предков, поскольку чувствует прямую связь с прошлым. Иерархия в средние века была, по существу, родовой системой, спроецированной в социальное измерение. «Вертикальные» отношения в обществе были отношениями «отцов и детей», «горизонтальные» - отношениями «братьев». Такая ценность Нового времени как равенство, воспринималась бы во времена Каччагвиды как безродность, лишенность корней. Подобная идея может оказаться не лишенной смысла в нашу эпоху роста космополитизма, но и сходного ему роста маргенализма. Ведь еще Аристотель причислял демократию к вредным социальным явлениям.

О смертные! Сколь жалки все усилия

Земных забот и мыслей всех людей,

Бессильно опускающие крылья!

Какая смесь понятий да идей.

Перенесенный Беатриче на шестое небо, Данте погружается в белизну Юпитера. Духи, которые явились поэту, прославлены своей справедливостью. Пять избранных душ (Давид, Троян, Езекия, Константин, Гульельмо II) образуют особую фигуру: они составляют глаз орла (орел – символ Рима, идеального государства). По легенде орел – единственное существо, которое может смотреть прямо на солнце.

Страницы: 1 2 3


Онтологическая поэзия и проза
Навсегда сохранится в истории русской литературы (в поэзии и прозе) направление, именовавшееся в разные периоды по-разному, но неизменно сохранявшее верность своей системе ценностей, своей системе символов, своей творческой миссии. Символы Дома, семьи, хозяина, древа, хлеба…Земли. Острый интерес к проблемам национальных корней русской ...

Пребывание на солдатской службе.
Семипалатинск представлял собой глухой городок, затерянный в киргизских степях неподалёку от китайской границы. Однообразный пейзаж приземистых и бедных строений оживлялся воздушными очертаниями остроконечных минаретов, раскинутых по всему посёлку. Достоевский был снова водворен в деревянную казарму, но мог уже спать не на голых досках ...

Историческая и литературная ценность произведений агриографии
Цель жития - наглядно на отдельном существовании показать, что все, чего требуют от человека заповеди, не только исполнимо, но не раз и исполнялось, стало быть, обязательно для совести, ибо из всех требований добра для совести необязательно только невозможное. Художественное произведение по своей литературной форме, житие обрабатывает с ...