Балладные песни
Страница 4

Воспроговорит Домна Фалелеевна:

«Отпусти-тко меня, Митрий князь Васильевич!

Я с правой руки забыла там злачен перстень,

Мы которым с тобой будем обручатися».

Воспроговорит Митрий князь Васильевич:

«Ты где хошь ходи, только моей слыви!»

(Митрий – носитель тех законов, которые нарушает Домна. Он весь – норма. Он ставит ее на место, не дает нарушать норму: «Ты где хошь ходи, только моей слыви». Может быть, он ее и не любит, но хочет, чтобы она подчинилась.)

Тут пошла ведь Домна Фалелеевна

Что из тех она палат да белокаменных,

Заходила она в кузницу железную,

Чтой ковала два ножичка булатныих,

Уходила с ними Домна во чисто поле,

Становила Фалелеевна во сыру землю,

Что вострыма концами во белы груди,

Да сама тут ведь Домна приговаривала:

«Не достанься мое да тело белое,

Ты сутулому, да ты горбатому!

Ай достанься мое да тело белое,

Лучше матушке да ты сырой земле!»

В балладе рассказывается об исключительной судьбе девушки, которая не хочет подчиняться нормам морали и претендует на свободу поведения, хочет сама распоряжаться собственной жизнью: сватает – ругаю его, мать не пускает в гости – пойду, хочу – покончу с собой. Естественное чувство девушки и нормы права женщины в эпоху патриархальной семьи приходят в противоречие.

5. РАЗБОЙНИКИ И СЕСТРА

Во славном во городе в Киеве жила – была молода вдова.

У вдовушки было девять сынков, а дочка десятая.

Один брат с рук, другой на руки, третий брат в колыбель кладет:

«Баю-баю, сестрица-ластушка!»

Возлелеявши сестру, гулять пошли, по Русии воровать пошли.

Без них меня матушка выдала за море, за морянина.

Я год живу и другой живу, на третий год сына родила.

Сына родила – стосковалася, морянина стала в гости звать:

«Морянин, морянин, пойдем в гости!

Уж ты к теще, а я к матери, ты к шурьям, а я к родным братьям!»

День едем и другой едем, на третий день остановилися,

Остановилися, огонь росклали, огонь росклали, кашу варили,

Кашу варили, дитя кормили. Поналетели черны вороны, -

Понаехали злы разбойники, морянина они потеряли,

Морянчонка в воду бросили, морянушку во полон взяли.

Все разбойнички спать легли, один разбойничек не спит, не лежит,

Не спит, не лежит, Богу молится, меня, морянушку, выспрашивает:

- Ты скажи, скажи, моя морянушка, ты чьего роду, чьего племени?

Ты купецкого иль княженецкого?»

- Ни купецкого я, ни княженецкого:

Во славном во городе в Киеве там жила-была молода вдова.

У вдовушки было девять сынков, а я, дочка, – я десятая.

Один брат с рук – другой на руки, третий брат в колыбель кладет:

«Баю-баю, сестрица-ластушка!»

Возлелевши сестру, гулять пошли, по Русии воровать пошли.

Без них меня матушка выдала что за море, за морянина.

Как возговорит злой разбойничек: «Вы встаньте, мои братцы родные!

Не морянина мы потеряли, не морянчонка в воду бросили,

Не морянушку во полон взяли: мы потеряли зятя милого,

Племянчонка в воду бросили, сестрицу-ластушку во полон взяли!»

Как возговорят злые разбойнички:

«Ты, сестрица наша, голубушка! Ты возьми у нас золоты ключи,

Отворяй ларцы, ларцы кованы, ты бери злато сколько надобно!» -

«Ах вы, братцы мои, ясны соколы!

Мне не надо вашего злата- серебра, и ни скатного крупного жемчуга,

Приведите моего морянина, принесите моего морянчонка!

Вы пустите нас к родной матушке!»

Это одна из наиболее популярных социальных баллад, осуждающая разбойничество. В ней есть экспозиция (жила-была молода вдова), она нужна для разъяснения последующих трагических событий, в ней заключена скрытая мотивировка: бедная вдова далеко отдает дочь замуж. Обычно старались далеко не отдавать, она потому и отдала, что была бедна – одна с многочисленными детьми. Видимо, дочка давно не была дома – здесь скрытая мотивировка того, почему ее не узнали братья. Братья-разбойники совершают преступление, убив зятя и утопив племянника.

Страницы: 1 2 3 4 5


«Шаганэ ты моя, Шаганэ!..»
Создание цикла стихов «Персидские мотивы» Есенин задумывал уже давно, с того времени, как познакомился с шедеврами персидской классики. Мысль о таком цикле возникла вместе с мечтой о Персии. Этот цикл должен был быть необыкновенным – вершиной его творчества. Есенину было ясно что она ещё не достигнута. Персидские стихи нравились Есенину ...

«Книга жизни».
Первая книга романа (1942) посвящена юности Абая, вторая (1947)—становлению Абая-поэта. Они охватывают события 27 лет. Третья (1952) и четвертая (1956) книги посвящены последним двадцати годам жизни поэта. Центральная тема романа - путь казахского народа из тьмы средневековья к общерусскому революционному движению. Рас­крывается она но ...

Литература ХХ века как возвращённая литература.
Понятие «возвращённой» литературы постепенно утрачивает свою привлекательность, в первую очередь, у тех, кто вкладывал в него представление о внешних признаках литературы: т.е. не издававшаяся, не публиковавшаяся, запрещённая до второй половины 80-х годов 20 века в нашей стране. Но ещё в конце 80-х гг. 20 века понятие «возвращённая лите ...