Несказочная поэзия. Былины
Страница 1

1. ВОЛХ ВСЕСЛАВЬЕВИЧ

По саду, саду по зеленому

Ходила, гуляла молода княжна Марфа Всеславьевна.

Она с камени скочила на лютого змея, –

Обвивается лютый змей

Около чебота зелен сафьян,

Около чулочика шелкова,

Хоботом бьет по белу стегну.

А втапоры княгиня понос понесла, www.transportsolve.ru

А понос понесла и дитя родила.

А и на небе просветил светел месяц,

А в Киеве родился могуч богатырь,

Как бы молодой Волх Всеславьевич:

Подрожала сыра земля,

Стряслося славно царство Индейское,

А и синее море сколыбалося

Для-ради рожденья богатырского

Молода Волха Всеславьевича;

Рыба пошла в морскую глубину,

Птица полетела высоко в небеса,

Туры да олени за горы пошли,

Зайцы, лисицы по чащицам,

А волки, медведи по ельникам,

Соболи, куницы по островам.

А и будет Волх в полтора часа,

Волх говорит, как гром гремит:

«А и гой еси, сударыня матушка,

Молода Марфа Всеславьевна!

А не пеленай во пелену черевчатую,

А не поясай во поесья шелковые, –

Пеленай меня, матушка,

В крепки латы булатные,

А на буйну голову клади злат шелом,

По праву руку – палицу,

А и тяжку палицу свинцовую,

А весом та палица в триста пуд».

А и будет Волх семи годов,

Отдавала его матушка грамоте учиться,

А грамота Волху в наук пошла;

Посадила его уж пером писать,

Письмо ему в наук пошло.

А и будет Волх десяти годов,

Втапоры поучился Волх ко премудростям:

А и первой мудрости учился

Обертываться ясным соколом;

А и другой-то мудрости учился он, Волх,

Обертываться серым волком;

А и третей мудрости-то учился Волх

Обертываться гнедым туром – золотые рога.

А и будет Волх во двенадцать лет,

Стал себе Волх дружину прибирать,

Дружину прибирал три года.

Он набрал дружины семь тысячей;

Сам он, Волх, в пятнадцать лет.

И вся его дружина по пятнадцати лет.

Прошла та слава великая

Ко стольному городу Киеву:

Индейский царь наряжается,

А хвалится-похваляется,

Хочет Киев-град за щитом весь взять,

А божьи церкви на дым пустить

И почестны монастыри разорить.

А втапоры Волх догадлив был:

Со всею дружиною хороброю

Ко славному царству Индейскому

Тут же с ними в поход пошел.

Дружина спит, так Волх не спит:

Он обернется серым волком,

Бегал, скакал по темным по лесам и по раменью,

А бьет он звери сохатыя,

А и волку, медведю спуску нет,

А и соболи, барсы – любимый кус,

Он зайцами, лисицами не брезговал;

Волх поил-кормил дружину хоробрую.

Обувал-одевал добрых молодцев, –

Носили они шубы соболиные,

Переменныя шубы-то барсовые.

Дружина спит, так Волх не спит:

Он обернется ясным соколом,

Полетел он далече на сине море,

А бьет он гусей, белых лебедей,

А и серым, малым уткам спуску нет;

А поил, кормил дружинушку хоробрую,

А все у него были яства переменные,

Переменные яства сахарные.

А стал он, Волх, ворожбу чинить:

«А и гой еси вы, удалы добры молодцы!

Не много не мало вас – семь тысячей.

А и есть ли, братцы, у вас таков человек,

Кто бы обернулся гнедым туром,

Да сбегал бы ко царству Индейскому,

И.проведал бы про царство Индейское,

Про царя Салтыка Ставрульевича,

Про его буйну голову Батыевичу?»

Как бы лист со травою пристилается,

А вся его дружина приклоняется,

Отвечают ему удалы добры молодцы:

«Нету у нас такого молодца,

Опричь тебя, Волха Всеславьевича».

А тут таковой Всеславьевич

Обернулся гнедым туром – золотые рога,

Побежал он ко царству Индейскому,

Он первый скок за целу версту скочил,

Страницы: 1 2 3 4 5 6


«Повесть о Горе-Злосчастии». Обобщенный образ героя. Связь с фольклором
«Повесть о Горе-Злосчастии» создана в купеческой среде во 2-ой половине 17 в. повесть написана народным стихом, на бытовой сюжет, сопровождаемый лирическими нравоучениями. Герой повести - Молодец, у него нет имени, не послушался родителей, говоривших: «Не ходи, чадо, в пиры и в братнины, не садися ты на месщц болшее, не пей, чадо, двух ...

Омский острог.
23 января 1850 года Достоевский прибыл в Омскую крепость, окружённую рвами и валами. Построенная в начале XVII века для отражения степных кочевников, она вскоре превратилась в военный острог. «И никогда ещё человек, более преисполненный надежд, жажды жизни и веры не входил в тюрьму», - записал через тридцать лет в своих черновых тетрадя ...

«Калигула»
Одновременно с невзрачным «посторонним» те же мучительные истины относительно смертного удела людского открывал для себя у Камю, только с куда более страшными последствиями, вознесённый к высотам власти римский самодержец Калигула из одноимённой трагедии. И эта философская перекличка двух столь разных лиц проливала дополнительный свет н ...