Легенды
Страница 2

Легенда о наказании Христом жадных хозяев, нарушающих закон гостеприимства, который обязывал каждого христианина принять на ночлег и накормить нищих странников. Христос, пришедший в дом вместе с апостолами, совершает чудо, с помощью огня отделяя зерно от соломы и мякины. Попытка хозяина повторить чудо приводит к беде.

8. ЧУДО НА МЕЛЬНИЦЕ

Когда-то пришел Христос в худой нищенской одеже на мельницу и стал просить у мельника святую милостыньку. Мельник осерчал: «Ступай, ступай отселева с Богом! Много вас таскается, всех не накормишь!» Так-таки ничего и не дал. На ту пору случилось – мужичок привез на мельницу смолоть небольшой мешок ржи, увидал нищего и сжалился: «Поди сюда, я тебе дам». И стал отсыпать ему из мешка хлеб-то. Отсыпал почитай с целую мерку, а нищий все свою кису подставляет. «Что, али еще отсыпать?» – «Да, коли будет ваша милость!» – «Ну, пожалуй!» Отсыпал еще с мерку, а нищий все-таки подставляет свою кису. Отсыпал ему мужичок и в третий раз, и осталось у него у самого зерна так самая малость. «Вот дурак! сколько отдал,- думает мельник,- да я еще за помол возьму, что ж ему-то останется?» Ну, хорошо. Взял он у мужика рожь, засыпал и стал молоть. Смотрит, уж много прошло времени, а мука все сыпется да сыпется! Что за диво! Всего зерна-то было с четверть, а муки намололось четвертей двадцать, да и еще осталось, что молоть: мука себе все сыплется да сыплется . Мужик не знал, куда и собирать-то!

Легенда о награде Христом милосердного бедняка, готового поделиться последним зерном с тем, кто беднее его. Христос творит чудо, подобное евангельским, когда он из воды сделал вино или сумел тремя хлебами накормить множество людей. Зло в легендах всегда наказывается, а добро вознаграждается.

9. КАСЬЯН И НИКОЛА

Раз в осеннюю пору увяз у мужика воз на дороге. Знамо, какие у нас дороги, а тут еще случилось осенью – так и говорить нечего! Мимо идет Касьян-угодник. Мужик не узнал его и давай просить:

- Помоги, родимый, воз вытащить! –

- Поди ты! – сказал ему Касьян-угодник,- есть мне когда с вами валандаться! Да и пошел своею дорогою. Немного спустя идет тут же Никола-угодник.

- Батюшка,- завопил опять мужик,- батюшка! помоги воз вытащить.

Никола-угодник и помог ему.

Вот пришли Касьян-угодник и Никола-угодник к Богу в рай.

- Где ты был, Касьян-угодник? – спросил Бог.

- Я был на земле,- отвечал тот. -Прилучилось мне идти мимо мужика, у которого воз завяз, он просил меня: помоги, говорит, воз вытащить, да я не стал марать райского платья.

- Ну, а ты где так выпачкался? – спросил Бог у Николы-угодника.

- Я был на земле, шел по той же дороге и помог мужику вытащить воз,- отвечал Никола-угодник.

- Слушай, Касьян! – сказал тогда Бог, – не помог ты мужику – за то будут тебе через три года служить молебны. А тебе, Никола-угодник, за то, что помог ты мужику воз вытащить – будут служить молебны два раза в год.

С тех пор так и сделалось: Касьяну в високосный только год служат молебны, а Николе два раза в год.

Легенда очень точно отражает отношение к этим двум святым. Никола Милостивый – так называют самого почитаемого в России святого, иконы которого раньше были в каждой крестьянской избе. Иное отношение к Касьяну, праздник в честь которого бывает только в високосный год: куда Касьян глянет – там все вянет. Поэтому високосный год в России считается самым несчастливым.

10. СОЛДАТ И СМЕРТЬ

Жил да был один солдат, и зажился он долго на свете, попросту сказать – чужой век стал заедать. Сверстники его понемногу отправляются на тот свет, а солдат себе и ухом не ведет, знай себе, таскается из города в город, из места в место. А по правде сказать – не солгать: Смерть давно на него зубы точила. Вот приходит Смерть к Богу и просит у него позволения взять солдата: долго де зажился на свете, пора де ему и честь знать, пора умирать! Позволил Бог Смерти взять солдата.

Смерть слетела с небес с такою радостью, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Остановилась у избушки солдата и стучится.

- Кто тут?

- Я.

- Кто ты?

- Смерть.

- "А! зачем пожаловала? Я умирать-то не хочу.

Смерть рассказала солдату все, как следует.

- А! если уж Бог велел, так другое дело! против воли Божьей нельзя идти. Тащи гроб! Солдат на казенный счет всегда умирает. Ну, поворачивайся, беззубая!

Смерть притащила гроб и поставила посреди избы.

- Ну, служивый, ложись, когда-нибудь надо же умирать.

- Не растабаривай! знаю я вашего брата, не надуешь. Ложись-ка прежде сама.

- Как сама?

- Да так. Я без артикула ничего не привык делать, что начальство прикажет: фрунт – что ли там, аль другое что – то и делаешь. Уж так привык, сударка моя! не переучиваться же мне: старенек стал!

Смерть поморщилась и полезла в гроб. Только что расположилась она в гробу, как следует, – солдат возьми да и нахлопни гроб-то крышкой, завязал веревкой и бросил в море. И долго-долго носилась смерть по волнам, пока не разбило бурей гроба, в котором она лежала.

Страницы: 1 2 3


Заговоры
1. Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, помолясь, из избы в двери, из дверей в вороты, в чистое поле, прямо на Восток, и скажу: «Гой еси, солнце жаркое, не пали и не пожигай ты овощ и хлеб мой, а жги и пали куколь и полынь-траву». Будьте мои слова крепки и лепки. Земледельческий заговор, с помощью которого крестьянин пыталс ...

Художественные особенности и поэтика «Комедии»
Сюжетная схема "Комедии" — загробное странствование, излюбленный мотив средневековой литературы, десятки раз использованный до Данте. Этот плод эсхатологических увлечений средневековья, экзальтированного любопытства людей наивной веры имеет с "Комедией" мало общего. "Загробные" странствия, "видения&quo ...

Часть I
В творчестве Улицкой преимущественное место занимает жанр рассказа, однако, как уже было сказано, не в виде отдельного произведения, а в качестве составного элемента цикла. Подобное объединение в некоторых случаях позволяет говорить о смещении жанра в сторону более крупной эпической формы, то есть романа. Чтобы избежать возможных недора ...