Биография Карамзина
Страница 3
Информация о литературе » Биография Карамзина

Известны и сложности взаимоотношений Пушкина и Карамзина. Карамзину Пушкин посвятил две достаточно едких эпиграммы по поводу его «Истории государства Российского»:

1) «Послушайте, я сказку вам начну

Про Игоря и про его жену,

Про Новгород, про время золотое,

И наконец про Грозного царя .» -

«И, бабушка, затеяла пустое!

Докончи нам «Илью богатыря».

2) В его «Истории» изящность, простота

Доказывают нам, без всякого пристрастья,

Необходимость самовластья

И прелести кнута.

Новатор во всем, что касалось литературы и языка, Карамзин был глубоким реакционером в политических вопросах. Естественно, Пушкин. выросший на дрожжах лицейского вольномыслия, относился критически к идеологическим основам «Истории государства Российского». Сам Карамзин также критически воспринимал творчество Пушкина: «Вчера маленький Пушкин (Лев Сергеевич) читал нам наизусть цыганскую поэмку брата и нечто из Онегина; живо, остроумно, но не совсем зрело. От Пушкина к Байрону: его Дон-Жуан выпал у меня из рук. Что за мерзость! И даже сколько глупостей!» (письмо Карамзина Вяземскому от 2 декабря 1824 г.).

Несмотря на эти отношения, Карамзин принял самое деятельное участие в смягчении участи Пушкина, которому в 1820 г. угрожали Соловки или Сибирь. 17 мая 1820 г. Карамзин пишет Вяземскому: «Пушкин, быв несколько дней совсем не в пиитическом страхе от своих стихов на свободу и некоторых эпиграмм, дал мне слово уняться и благополучно поехал в Крым месяцев на пять . Если Пушкин и теперь не исправится, то будет чертом еще до отбытия своего в ад».

Отечественная война 1812 года прервала работу писателя. При приближении французской армии к Москве Карамзин отдал «лучший и полный» экземпляр отправлявшейся в Ярославль жене, а сам готовился сражаться в ополчении. В начале 1816 года он отправился в Петербург хлопотать об издании первых восьми томов своей «Истории .». Хлопоты увенчались успехом, книги вышли в свет 28 января 1818 года 3 тыс. экземпляров разошлись в один месяц, потребовалось второе издание. При появлении Карамзина в гостях слуги докладывали, что явился граф Истории.

Масштаб работы, отсутствие помощников и переписчиков, избыток использованных в работе архивных документов, в том числе и на арабских языках, как и резкий переход от литературы к истории позже породили легенды, что на самом деле авторство «Истории .» принадлежит большому количеству друзей Карамзина, а не ему самому. В определенном смысле это так: Карамзин сам признавал, что ему помогали в работе многие будущие видные ученые-историографы: Строев, Калайдович – но только как рецензенты, что подтверждали они сами. Державин посылает ему свои соображения о древнем Новгороде; юный Александр Тургенев служил «европейским корреспондентом», следя, чтобы Карамзин не пропустил чего-то важного в новых трудах. Чем только могут, стараются содействовать Жуковский, Дмитрий Блудов. Старые рукописи присылают Д. .И. Языков, А. Р. Воронцов, А. Н. Мусин-Пушкин, Н. П. Румянцев. Будущий президент Академии А. Н. Оленин присылает Карамзину текст, 749 лет назад дописанный к древнейшему Евангелию (сейчас это самая старая из дошедших к нам русских книг). И сам историк, путешествуя и переписываясь с монастырскими настоятелями, отыскал ряд ключевых документов: Ипатьевскую летопись, Троицкую летопись, Судебник Ивана Грозного.

Последние 10 лет жизни Карамзин проводит в Петербурге и становится просвещенным советником императора Александра I, хотя тот относится к нему сдержанно со времени подачи «Записки о древней и новой Руси» (1811), в которой Карамзин подвергает критике правление Александра. Несмотря на эту критику, «увлечение свободолюбивой проповедью Руссо соединялось у Карамзина с довольно откровенным крепостничеством» и реакционерством: «В тревогу 14-го декабря я был во дворце с дочерьми; выходил на Исаакиевскую площадь. Какие лица я видел! И мы, русские, не лучше других!»; «Первые два выстрела рассеяли безумцев с Полярной звездою, Бестужевым, Рылеевым и достойными их клевретами . Вот нелепая трагедия наших безумных либералистов».

Карамзин умер незадолго до осуждения декабристов и казни над ними, от воспаления легких 22 мая (3 июня) 1826. По совету докторов он собирался весной ехать в Южную Францию и Италию, для чего император Николай I дал ему денежные средства и предоставил в его распоряжение фрегат. Поездка была отложена из-за ухудшавшегося здоровья. 3 мая

император подписал указ об особой пенсии, которая будет выплачиваться самому историографу, жене и детям – в 50 тысяч рублей. До этого как историографу Карамзину платили 2 тысячи в год. Посетивший его в тот день Александр Тургенев вспоминал, что Карамзин негодовал – потому что слишком много, подозрительно много. Сумма предназначалась для создания вокруг явно умирающего и почитаемого народом ауры царского благоволения, политический расчет среди готовящихся казней 1826 года, ставка на известного противника декабристского восстания. Неудивительно, что Карамзин был взбешен.

Страницы: 1 2 3 4


Результат действий
И, наконец, то, ради чего два демона из вечности спустились на землю разных времен. Вновь результаты их деяний не совпадают. Воланд, как и предполагалось с самого начала, добился того, чего хотел. Ему хватило четырех дней для того, чтобы изучить новый московский мир и понять, что люди совсем не изменились, «…они – люди как люди, любят д ...

Повесть о Ерше Ершовиче»
Демократическая сатира исполнена духа социального протеста. Многие из произведений этого круга прямо обличают феодальные порядки и церковь. «Повесть о Ерше Ершовиче», возникшая в первые десятилетия 17 в. рассказывает о тяжбе Ерша с Лещом и Головлем. Лещ и Головль, «Ростовского озера жильцы», жалуются в суд на «Ерша на Ершова сына, на ще ...

«Скитальцы-страдальцы» - праведники
«Очарованный странник» - тип «русского скитальца» (говоря словами Достоевского). Конечно, Флягин не имеет ничего общего с дворянскими лишними людьми, но он тоже ищет и не может обрести себя. У «Очарованного странника» есть реальный прототип - великий землепроходец и мореход Афанасий Никитин, который в чужой земле «исстрадался по вере», ...