Свита

Король без свиты – очень редкое явление. Князь Тьмы тоже не стал исключением, кто-то же должен выполнять грязную работу. В самом деле, чем по преимуществу заняты Воланд и его присные в Москве, с какой целью автор пустил их на четыре дня гулять и безобразничать в столице.

Слишком многих задели действия злодейской шайки, отдающие, как было признано на следствии, «совершенно явственной чертовщиной, да еще с примесью каких-то гипнотических фокусов и отчетливой уголовщиной…». Одни погибли, другие натерпелись страху, третьи оказались в сумасшедшем доме, но нельзя сказать между тем, что наказания эти пали на головы вовсе безвинных жертв. Напротив, почти всегда читатель воспринимал их как должные. Они смущали резкостью и легкостью расправы, как будто дьявол, обремененный своим всемогуществом, не всегда умел рассчитать силу удара, но, в общем-то, отвечали естественному чувству справедливости. И едва ли не после каждой проделки Воланда читатель, улыбнувшись, мог сказать про себя: «И поделом!» Потому что все пострадавшие в этой необыкновенной истории из-за происков нечистой силы пострадали, кажется, не совсем зря.

В отличие от прислужников Мефистофеля, свита Воланда заметна и влиятельна. О каждом из них можно рассказать историю. Коровьев-Фагот, Гела, Бегемот, Азазелло – все они очень хорошо известны нам по роману Булгакова. У настоящего владыки – настоящая свита. В этом герой Гете несколько уступает булгаковскому. Его бестелесные духи в основном сопровождают его и комментируют ситуацию. Есть еще, конечно «крысы, мыши, лягушки, клопы, блохи, вши и мушки», - вот от этих слуг проку побольше. Пока духи, при первой встрече Фауста и Мефистофеля, собирались помочь ему, мышь отгрызла кусочек рисунка пентаграммы, тем самым, выпустив демона из кабинета Фауста. Также к свите можно отнести ведьму, помогавшую Мефистофелю, но столь краткосрочные связи натолкнут на мысль об отсутствии гетевского демона хоть каких-то постоянных слуг. Он использует тех, кто ему нужен в зависимости от ситуации.

Конечно, свита Воланда тоже непостоянна, и после завершения московского дела, она распалась, все же у Булгакова все выглядело намного благороднее. Даже обидно становится за Мефистофеля. И, тем не менее, свита, какая бы она ни была, является неотъемлемой частью образа демона.


"Век живи - век люби"
Добролюбие - вот что привлекает в героях распутинских рассказов, в которых ищет и находит свое место гармония, какое-то неистребимое стремление к ладу с собою, с людьми, с природой. Может быть, это происходит и потому еще, что энергия доброты, излучаемая взрослыми, не только воспринимается, но и развивается затем детьми (впрочем, так же ...

А.Т.Твардовскийю Проза неокрестьянских художников
Основная характеристика этой литературы связана с двумя «корневыми» системами: 1.Преемственные связи с произведениями писателей-бытовиков:Мельниковым-Печерским, Маминым-Сибиряком. 2.Связь с произведениями, мистифицирующими бытовую сферу: А.С.Серафимович (Пески), А.М.Ремизов, А.Белый, И.А.Бунин… ...

Результат действий
И, наконец, то, ради чего два демона из вечности спустились на землю разных времен. Вновь результаты их деяний не совпадают. Воланд, как и предполагалось с самого начала, добился того, чего хотел. Ему хватило четырех дней для того, чтобы изучить новый московский мир и понять, что люди совсем не изменились, «…они – люди как люди, любят д ...