Свита

Король без свиты – очень редкое явление. Князь Тьмы тоже не стал исключением, кто-то же должен выполнять грязную работу. В самом деле, чем по преимуществу заняты Воланд и его присные в Москве, с какой целью автор пустил их на четыре дня гулять и безобразничать в столице.

Слишком многих задели действия злодейской шайки, отдающие, как было признано на следствии, «совершенно явственной чертовщиной, да еще с примесью каких-то гипнотических фокусов и отчетливой уголовщиной…». Одни погибли, другие натерпелись страху, третьи оказались в сумасшедшем доме, но нельзя сказать между тем, что наказания эти пали на головы вовсе безвинных жертв. Напротив, почти всегда читатель воспринимал их как должные. Они смущали резкостью и легкостью расправы, как будто дьявол, обремененный своим всемогуществом, не всегда умел рассчитать силу удара, но, в общем-то, отвечали естественному чувству справедливости. И едва ли не после каждой проделки Воланда читатель, улыбнувшись, мог сказать про себя: «И поделом!» Потому что все пострадавшие в этой необыкновенной истории из-за происков нечистой силы пострадали, кажется, не совсем зря.

В отличие от прислужников Мефистофеля, свита Воланда заметна и влиятельна. О каждом из них можно рассказать историю. Коровьев-Фагот, Гела, Бегемот, Азазелло – все они очень хорошо известны нам по роману Булгакова. У настоящего владыки – настоящая свита. В этом герой Гете несколько уступает булгаковскому. Его бестелесные духи в основном сопровождают его и комментируют ситуацию. Есть еще, конечно «крысы, мыши, лягушки, клопы, блохи, вши и мушки», - вот от этих слуг проку побольше. Пока духи, при первой встрече Фауста и Мефистофеля, собирались помочь ему, мышь отгрызла кусочек рисунка пентаграммы, тем самым, выпустив демона из кабинета Фауста. Также к свите можно отнести ведьму, помогавшую Мефистофелю, но столь краткосрочные связи натолкнут на мысль об отсутствии гетевского демона хоть каких-то постоянных слуг. Он использует тех, кто ему нужен в зависимости от ситуации.

Конечно, свита Воланда тоже непостоянна, и после завершения московского дела, она распалась, все же у Булгакова все выглядело намного благороднее. Даже обидно становится за Мефистофеля. И, тем не менее, свита, какая бы она ни была, является неотъемлемой частью образа демона.


Литературная деятельность Аввакума. «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». Новаторство и реализм произведения
Аввакум – писатель второй половины 17в. (идеолог старообрядчества, антиправительственное движение – раскол, или старообрядчество). Автобиографический жанр пришел в русскую литературу благодаря "Житию" протопопа Аввакума. Аввакум выступил не только как страстный публицист и обличитель церковных и светских властей, но и как реф ...

Историческая проза
Первоначально обращение к исторической тематике – способ романтизировать современность (Есенин). В дальнейшем – способ расширить узкие рамки модели мира, навязанной артефактом, ввести в качестве т.н. субъекта истории, не только социально охарактеризованного героя, но личность ЧАСТНУЮ. О последующем ВЫРОЖДЕНИИ и ВОЗРОЖДЕНИИ исторической ...

Петропавловская крепость. Приговор.
Стены крепостной толщины. Тройные решетки. Окна забелены. Там, за ними, высокие стены бастиона. Только прильнувши к стеклу, увидишь серый клочок петербургского неба. Иногда проплывает робкое облачко. В одиночке всегда полусумрак. Тают в сырой полумгле табурет, железная койка, стол, умывальник, стены покрыты на сажень от пола черно-зелен ...