Ад
Страница 1

Но вернемся к «Комедии». Как «знающий путь» Вергилий становится проводником Данте в загробном мире. Поэтам предстоит пройти все круги ада.

И правую руку сжал мою поэт.

И вместе с ним мы подошли вначале

К обители ужасной вечных бед.

Путь Вергилия и Данте начинается с «Преддверия» Ада. Здесь обитают души «ничтожных», которых нельзя назвать ни живыми, ни мертвыми. Они не могут попасть в Ад и не могут вернуться на землю: и осуждение и милость отвернулись от них. С современной точки зрения именно эти души наказаны наиболее жестоко. Уводя поэта, Вергилий бросает полную презрения фразу: «Взгляни – и мимо».

Переправившись через первую адскую реку, Ахеронт, с помощью Харона, первого из стражей подземного царства, герои попадают из преддверия в собственно Ад. Тут Данте не без удивления обнаруживает в Аду область, не являющую картин страданий. Это – первый круг Ада, Лимб, в котором томятся души не грешников, а людей, не знавших крещения, т.е. младенцев и праведных нехристиан.

Так знай же: их вина – не преступленье.

Но обошла их Неба благодать.

Поскольку вечным таинством Крещенья

Грехов житейских смыть им не пришлось.

И зерна христианского ученья

До них священный ветер не донес.

В следующих кругах Данте встречает души, грех которых состоял в нарушении естественной меры. Это сладострастники второго круга, чревоугодники третьего, скупцы и расточители четвертого, гневливые и унылые пятого. Перейдя к шестому кругу, путники оказываются перед стенами города Дита. Здесь мучаются в раскаленных могилах еретики.

Одиннадцатая песнь Ада о принципе устройства преисподней. Здесь можно очень четко проследить суть философии Данте - чем более материальный характер носит грех, тем меньшее за него наказание; чем глубже вторгается преступление в духовные связи, тем страшнее кара.

В седьмом круге карается насилие:

Мы встали у кровавого потока,

Где в кипяток за грязные дела

Насилия – повержены без срока

Преступники.

Низшая область Ада, которая даже пространственно отделена от верха огромным обрывом, заключает в себе обманщиков. На самом же дне – предатели, нарушившие духовный союз доверия. Данте считает этот грех самым тяжким, потому, что в основе такого союза лежит высший образец – отношения человека и Бога, построенные на вере.

Восьмой круг, где караются обманщики, не злоупотреблявшие доверием, имеют сложное устройство. Это десять концентрических рвов, соединенных мостами. В них под присмотром бесов двигаются грешники.

Восьмой ров восьмого круга скрывает в себе движущиеся огни, в пламени которых заключены лукавые советчики. Здесь происходит встреча Данте с Улиссом (Одиссеем), наказанным за хитрость с Троянским конем. Улисс служит Данте зеркалом самопознания. Он похож на Данте стремлением вырваться из рамок обыденности, открыть новые миры.

Своей тоски не мог я обуздать,

И, возложив на море упованья,

Я был гоним желанием узнать

Иных краев далеких очертанья.

В то же время Улисс – антипод Данте. Улиссом движет любопытство, а Данте – жажда истины. «Данте – паломник, а Улисс – путешественник», - подытоживает Ю.М. Лотман. Улисс – герой наступающей эпохи Возрождения, и характерно, что этот образ и привлекает и отталкивает Данте. Шествуя дальше, Данте и Вергилий различают вдалеке подобие башни. Это гиганты, стоящие в колодце, который ведет в самую нижнюю часть Ада. Зевс сбросил их в преисподнюю за то, что титаны покушались на его власть. Гигант Антей в ладони переносит Данте и Вергилия на дно колодца, и они оказываются на льду озера Коцит. Это и есть девятый, последний круг Ада.

Коцит делится на четыре пояса, в центре же – сам владыка зла Люцифер. Здесь место тех, чей грех – обманутое доверие. Данте показывает, что хорошо усвоил уроки Вергилия: он полон ненависти, колотит одного из грешников, обманывает другого. Данте клянется, что очистит ото льда глаза грешника, если тот расскажет ему о себе, но затем отказывается выполнить обещание.

Сперва ответь мне, грешное созданье,

Кто ты, - и я немедленно сорву

С тебя покров. А коль твое желанье

Я не исполню, то в холодном рву

С тобою леденеть под ветром стану.

Да будет так, коль я тебе совру.

И это происходит в той части Ада, где несут кару за поруганное доверие. Но это перевернутый мир, мир зеркально измененных этических норм, где такой поступок – моральный подвиг.

Страницы: 1 2


«Военная песнь» С.Ф. Глинки
Русский поэт, публицист, офицер, участник декабристских обществ; брат С.Н. Глинки. Воспитание получил в первом кадетском корпусе. В 1805-1806 состоял адъютантом при Милорадовиче, участвовал в походе против французов и был при Аустерлице. В 1807 был сотенным начальником дворянского ополчения. В 1812 опять поступил в армию адъютантом к М ...

«Шаганэ ты моя, Шаганэ!..»
Создание цикла стихов «Персидские мотивы» Есенин задумывал уже давно, с того времени, как познакомился с шедеврами персидской классики. Мысль о таком цикле возникла вместе с мечтой о Персии. Этот цикл должен был быть необыкновенным – вершиной его творчества. Есенину было ясно что она ещё не достигнута. Персидские стихи нравились Есенину ...

Патриотизм в «Севастопольских рассказах» Л. Н. Толстого.
Блистательно искусство Толстого — военного писателя развернулось в цикле «Севастопольских рассказов». Толстой писал о защитниках Севастополя как наблюдатель, очеркист. Он сам был участником этих событий. В заглавии каждого рассказа намеренно точно обозначено время: “Севастополь в декабре месяце”, “Севастополь в мае”, “Севастополь в авг ...