И.С. Тургенев «Несчастная» Жизнеописание Сусанны
Страница 1

Сусанна – главный герой повести «Несчастная». Это простая девушка, но в то же время она замечательная. Так утверждает влюбленный в нее Фустов : «Лицо замечательное, да и вся она . замечательная особа». И этому в тексте масса подтверждений. «В самой ее наружности не замечалось склада, свойственного германской породе: она скорее напоминала уроженцев юга. Чрезвычайно густые черные волосы без всякого блеска, впалые, тоже черные и тусклые, но прекрасные глаза, низкий выпуклый лоб, орлиный нос, зеленоватая бледность гладкой кожи, какая-то трагическая черта около тонких губ и в слегка углубленных щеках, что-то резкое и в то же время беспомощное в движениях, изящество без грации .», – строгая и сдержанная красота девушки делает ее непохожей на других, это ее особенность. Сусанна в повести подобна Спирьке: она – изгой. Ее любили только три человека в ее жизни. И она в свою очередь любила только их: Александр Давыдович Фустов, Михаил Семенович и конечно ее мать. Создается впечатление, что другим людям она мешает: «Но я была так одинока, так одинока на земле!» «Девятый год моего возраста остался мне навсегда памятным . Я узнала тогда, через горничных в девичьей, что Иван Матвеич Колтовской мне отец…», – именно с тех пор начались ее несчастья. Осознание того, что она незаконнорожденная дочь еврейки и богатого помещика мешали ей нормально жить. Этот отпечаток был на ней на протяжении всей ее жизни. «…несчастные дети умнеют скорее счастливых . на свою беду», «Несчастная моя молодость! Вечно от одного берега к другому, и ни к которому не хочется пристать!» – так Сусанна комментирует свою жизнь после раскрытия этой страшной тайны. Собственно из ее незаконного рождения произрастают и остальные беды. И ее еврейское происхождение (рождение от жидовки) не давало покоя окружающим: «Он жид, а все жиды, так же как и чехи, урожденные музыканты! Особенно жиды. Не правда ли, Сусанна Ивановна?».И ее происхождение также предопределило ее злую судьбу. Грех ее матери перелег на плечи Сусанны, которой оставалось только жить с этим: жить с ненавистным отчимом и его женой, повиноваться им беспрекословно. Но все-таки даже после смерти любимого она «осталась жива и продолжала жить». Жила с ненавистью в душе к тем людям, которые окружали ее своим злом. И эти люди были повсюду. Однако природная гордость давала ей силы отвечать иногда на нападки: «Сусанна внезапно вытянулась во весь рост и, не выпуская из рук локтей своих, стискивая их, перебирая по ним пальцами, остановилась перед Ратчем. Казалось, она вызывала его на борьбу, она наступала на него. Лицо ее преобразилось: оно стало вдруг, в мгновение ока, и необычайно красиво и страшно; каким-то веселым и холодным блеском - блеском стали - заблестели ее тусклые глаза; недавно еще трепетавшие губы сжались в одну прямую, неумолимо-строгую черту. Сусанна вызывала Ратча, но тот, как говорится, воззрился в нее и вдруг умолк и опустился, как мешок, и голову втянул в плечи, и даже ноги подобрал» Также она сумела ответить и Семену Матвеичу.

Она не умела прощать, что противоречит христианской вере. Даже видя отца умирающим, она не сумела преступить через свою гордыню: «Пускай же он останется столь же виноватым пред своею дочерью, как был он виноват пред ее матерью! Пускай унесет в могилу обе эти вины! Клянусь, клянусь: не услышит он из уст моих этого слова, которое должно же звучать чем-то священным и сладостным во всяких ушах! Не скажу я ему: отец! не прощу ему за мать и за себя!» И ее темные мыли о ее нелегкой судьбе стали для нее саморазрушительными. Идея покончить жизнь самоубийством то и дело проскакивала в ее речах: «Нет, меня любил один,-…,- но смерть всюду, всюду неизбежная смерть! Теперь моя очередь .». И чем дальше, тем больше она понимает, что это единственно верный выход из ее положения. Последнее, что убедило ее в этом – бегство Фустова: . «Оторвавшись раз от этого листа бумаги, я уже не буду в состоянии приняться снова за перо . Скорей, скорей к концу!». Отдавая свою тетрадь, она хочет, чтобы об этом услышали люди. Она не хочет умирать «в одиночку, в молчанку». «Несчастная! даже смерть ее не пожалела; не придала ей - не говорю уже красоты - но даже той тишины, умиленной и умилительной тишины, которая так часто встречается на чертах усопших…», ­– отсутствие освобождение и покоя после смерти – следствие ее самовольного ухода из жизни. Никого не интересовало как именно она умерла, кроме самого рассказчика. Однако, не смотря на самоубийство, ее похоронили на кладбище. Что тоже противоречит христианским правилам.

Страницы: 1 2


Особенности родного говора писателя в системе русских наречий. Исследование диалектных элементов в их соотношении с родным говором писателя
Многочисленные исследования творчества писателей, их языкового своеобразия свидетельствуют о том, что в своих произведениях каждый из них отражает прежде всего особенности речи той территории, на которой он родился и вырос. Совершенно очевидно, что писатель, в прошлом, возможно, носитель определенного диалекта, овладевает литературным я ...

Схема романа
Роман этот имеет определенную схему, которая слегка варьируется у разных авторов. Это автобиография «плута», который ребенком бежал из родительского дома или был выброшен на улицу вследствие полной нищеты родителей оказался вынужденным сам заботиться о своем пропитании, переменил множество хозяев, перепробовал массу профессий. Наконец, ...

Второй урожай готического романа
Тем временем писатели не сидели сложа руки, и, помимо обильного хлама типа «Ужасных тайн» (1796) маркиза фон Гросса, «Детей аббатства» (1798) миссис Рош, «Золфойи, или Мавра» (1806) миссис Дакр и школьных сочинений поэта Шелли – «Застроцци» (1810) и «Сент-Ирвин» (1811) (оба – имитации «Золфойи»), появились значительные сочинения о сверх ...