Жизнеописание князя Святополка
Страница 1

Образ Святополка специфичен. Греховность Святополка не только предопределена его функцией агиографического героя-злодея, но изначально присуща ему. Святополк – злодей по своей природе, он отмечен «дьявольской печатью» от рожденья.

Святополк рожден от монахини-гречанки, которую привел на Русь и отдал в жены («красоты ради лица ея») сыну Ярополку князь Святослав. Ярополк был затем убит в междоусобной борьбе за киевский престол братом Владимиром. Он взял и жену убитого брата, уже беременную Святополком. Сайт коммерческой недвижимости россии купить или продать коммерческая недвижимость в россии.

Таким образом, преступный князь не волен в своей греховной сущности. Вина лежит на его матери-монахине (для монахини нет дороги в мир, великий грех для нее отступить пути Божьего, зачать и родить ребенка), иноплеменнице-гречанке, расстриженной Ярополком. «От греховьнаго бо корени золъ плодь бываеть: понеже бе была мати его черницею», - пишет автор Лп. о его рождении. Кроме того, у Святополка два отца, они же два брата, и один из них убил другого. «И бысть отъ дъвою отьцю и брату сущю».

Святополк рожден в блуде («Володимеръ залеже ю не по браку, прелюбодейчичь бысть убо»), в великом грехе и зле. Так рождается злодей-убийца. От рождения он лишен выбора между добром и злом. Его участь – делать зло («Золъ бо человекъ, тщася на злое, не хужи есть беса; беси бо Бога боятся, а золъ человекъ ни Бога боится, ни человекъ ся стыдить; беси бо креста ся боять Господня, а человекъ золъ ни креста ся боить»). Природное состояние Святополка – грех (= «болезнь»). И сам он осознает это.

Мотив рождения от блуда предопределяет зло в характере героя, объясняет его злые поступки, греховные поступки и действия (братоубийство), злую судьбу.

Зло обнаруживается в преступных замыслах и деяниях князя. Захватив великокняжеский стол, он подкупает и задабривает киевлян. «…и съзва кыяны, и нача даяти имь имение. Они же приимаху, и не бе сердце ихъ с нимь, яко братья ихъ беша с Борисом». Свои истинные намерения Святополк прикрывает лживыми словами. Он призывает Бориса в Киев, обещая ему мир и соблазняя прибавлением наследства: «Каиновъ смыслъ приимъ, посылая к Борису, глаголаше, яко «С тобою хочю любовь имети, и къ отню придам ти»; а льстя под нимъ, како бы и погубити». «Льстьно, а не истину глаголя », - заключает и автор Ск. Зная, что Глеб послушлив родителю, Святополк призывает его в стольный град от имени уже мертвого отца. «Святполкъ же оканьный помысли въ собе, рекъ: «Се убихъ Бориса; како бы убити Глеба?». В своих деяниях Святополк – лжец, обольститель и убийца. Этими способами он пытается осуществить свою изначальную «высокоумную» (гордую, дьявольскую) мысль – захватить власть в Киевской Руси.

За злой жизнью следует и злая смерть героя. Смерть Святополка – наказание («возмездие») от Бога. Ярослав, разгромивший его, в данном случае – орудие Божьей мести. Ярослав молится о наказание братоубийце: «…да будеть отместьникъ Богъ крове братья моея <…> суди ми, Господи, по правде, да скончается злоба грешнаго».

Бог преследует злодея-убийцу, проклятого от рождения, и гонит его до самой могилы. Святополк гибнет именно так.

Жизнеописание Святополка представляет из себя сюжет, в структуру которого входят три связанных между собою причинно-следственной связью мотива:

Страницы: 1 2


Символизм.
Русский символизм как литературное направление сложился на рубеже Х1Х и ХХ вв. Теоретические, философские и эстетические корни и источники творчества писателей-символистов были весьма разнообразны. Так В. Брюсов считал символизм чисто художественным направлением, Мережковский опирался на христианское учение, Вяч. Иванов искал теоретиче ...

Школа зла
Растление — одно из самых грозных слов в шаламовском приговоре лагерю. На собственном опыте писатель имел возможность убедиться, что нравственные и тем более физические силы человека не безграничны. Во многих его рассказах появляется образ доходяги — заключенного, который достиг предельной степени истощения. Доходяга живет лишь элемента ...

Прекращение деятельности И. Фёдорова в Москве
Высшая государственная и церковная власть в лице царя и митрополита покровительствовала размножению печатных книг. Зато профессиональные переписчики, которым оно наносило материальный ущерб, а также невежественные церковники, встречавшие с суеверной подозрительностью всякое нововведение, были ярыми его противниками. Церковники распрост ...