Введение
Страница 1

Тема любви – одна из вечных тем поэзии. Некоторые поэты (художники, музыканты, да и просто не связанные с творчеством люди) посвящали всю свою жизнь, чтобы воспеть это прекрасное чувство, другие обращались к этой теме лишь в моменты угасания или подъема страсти к своей возлюбленной. Так или иначе, любовная тема затрагивала (и будет затрагивать на протяжении времени, пока жив человек) всех.

Большое значение тема любви имела и в лирике Лермонтова. Этой теме Лермонтов посвятил более трети своих стихотворений.

Традиции русской любовной поэзии богаты и многообразны. «Важным признаком большинства произведений этой поэзии, который был связан с ее внутренним единством, чистотой и высокостью, но также и с относительной ее «неполнотой», являлась ярко выраженная сосредоточенность ее в пределах своей прямой темы. Любовь, будучи предметом поэтического изображения, как бы стремилась отдалиться в этих стихах от того, с чем она соприкасалась в человеческом общежитии, в реальной судьбе и в сознании любящего, и обособиться в свою собственную область» [14, с. 41]. Образ возлюбленной лишался (или почти лишался) индивидуальности. Поэты превращали образ героини в абстракцию, в идеальную точку приложения любви или наделяли его заменяющими конкретную индивидуальность безличными ангелоподобными чертами и мадригальными эпитетами.

Личность героя любовных стихотворений сводилась к роли «носителя любви». Особенности его характера или его мировоззрения, могущие повлиять на его чувства, выявлялись далеко не всегда. Внешние обстоятельства, с которыми была связана любовная ситуация и которые воздействовали на нее, привлекали внимание авторов стихотворений лишь в редких случаях.

Любовь выступает всегда как разрыв. Невозможность в любви вырваться за грань непонимания создавала рядом с трагической – реальной – любовь идеальную, любовь-стремление, в которой объект ни в коей мере не мог наделяться чертами самостоятельной личности: это было не другое «я», а дополнение к моему «я» - «анти-я». Оно наделялось чертами, противоположными «я»: лирическое «я» трагично и разорвано – объект его любви гармоничен, «я» зол и эгоистичен – «она» добра, «я» безобразен – «она» прекрасна, «я» демон – «она» ангел, пери, чистая дева.

Будучи полностью противоположен «я», этот образ, однако, как бы составлен из других букв того же алфавита, что и «я», - это мое дополнение, мое идеальное инобытие, противоположное, но связанное. Это не человек, а направление моего движения. Поэтому любовь совершенно освобождается от окраски физического влечения мужчины к женщине.

Идеал соединения возможен лишь in abstrato, и поэтому всякая реальная любовь – всегда противоречие между стремлением к идеальному инобытию «моего» духа, слияние с которым и означало бы прорыв за пределы индивидуальности, из мира оборванных связей в мир всеобщего понимания, и конечным земным воплощением этого идеала в земном предмете страсти поэта.

Так возникает романтическая интерпретация подмены: любя свою возлюбленную, поэт любит в ней нечто другое. При этом функционально активен именно акт замены: важно утверждение, что любишь не того, кого любишь. Это может быть замена женщины другой женщиной, реальной женщины несбыточной мечтой, иллюзиями прошлых лет, замена женщины ее подарком или портретом и т. п., например:

Расстались мы; но твой портрет

Я на груди моей храню:

Как бледный признак лучших лет,

Он душу радует мою.

И новым преданный страстям

Я разлюбить его не мог:

Так храм оставленный – все храм,

Кумир поверженный – все бог! [12, с. 162].

Любовная лирика занимает одно из главных мест в творчестве поэта, но степень ее изученности невелика. Монографических трудов по этой теме нет, частично она раскрывается в работах Ю.М.Лотмана, Б.М.Эйхенбаума, И.В.Золотаревой, Т.И.Михайловой. С.И.Кормилов, С.В.Иванов, С.А.Леонов говорят о ней как о необходимом составляющем творчества. Некоторые авторы (И.П.Золотусский и другие) сопоставляют любовную тему в творчестве сразу нескольких поэтов, охарактеризовывая некоторые общие черты. Современники ассоциируют любовные мотивы с возлюбленными М.Ю.Лермонтова, описывая лишь отношения, их зарождение, развитие, разрыв. В учебниках тема любви раскрывается в кратком анализе нескольких любовных стихотворений, ограничивается их перечнем.

Страницы: 1 2


Каноническая структура житийного жанра в 12-13 веках
Жития святых XVII века знаменуют собой, в известном смысле, логическое завершение древнерусской агиографии, постепенный переход к новому периоду русской литературы. В 1-й половине XVII века (период “смутного времени”) наблюдается трансформация жанра - агиографические произведения наполняются географическими реалиями ( например, “Повесть ...

«Ворона и курица»
Басня, как известно, не принадлежит к жанрам, в которых решаются большие исторические проблемы. Басни Крылова — удивительное исключение. Ибо не будет преувеличением сказать, что, пожалуй, никто из русских писателей того времени не подошел к пониманию подлинно народного характера Отечественной войны так близко, никто не выразил именно на ...

Андеграундный «слой» в индустриальной прозе.
Соцреалистическая модель в романе Л.Леонова «Соть» связана с наиболее заметными читателю фактами: главный герой – коммунист, руководитель строительства. Сюжетная динамика отражает превращение глухого, заброшенного в лесной чащобе края в индустриальный ценр, производящий бумагу, на которой будет печататься букварь для неведомой маленькой ...