Исторические песни
Страница 3

Сами молодцы ему тут насмехалися:

«Ты добре, ведь, губернатор, к нам строгонек был,

Ты, ведь, бил нас, ты губил нас, в ссылку ссылывал,

На воротах жен, детей наших расстреливал!»

В песне об убийстве астраханского губернатора имя Разина не упоминается, но песня несомненно разинского цикла. В ней называются места, которые были охвачены разинским восстанием. Теперь уже личная нажива их не интересует, борьба принимает социальный характер. Жестокость разинцев в песне оправдывается чувством классовой мести за угнетение.

5.

На заре то было, братцы, на утренней,

На восходе красного солнышка,

На закате светлого месяца.

Не сокол летал по поднебесью -

Есаул гулял по насадику.

Он гулял, гулял, погуливал,

Добрых молодцев побуживал:

«Вы вставайте, добры молодцы,

Пробужайтесь, казаки донски!

Нездорово на Дону у нас,

Помутился славный тихий Дон,

Со вершины до Черна моря,

До Черна моря Азовского.

Помешался весь казачий круг -

Атамана больше нет у нас,

Нет Степана Тимофеевича,

По прозванью Стеньки Разина.

Поймали добра молодца,

Завязали руки белые,

Привезли во каменну Москву

И на славной Красной площади

Отрубили буйну голову».

В октябре 1670 г. восставшие потерпели поражение. Разин был схвачен богатыми казаками, передан царскому правительству и после страшных пыток казнен в Москве. Песня задушевна, печальна, природа оплакивает смерть Разина.

6. ПУГАЧЕВ И ПАНИН

Судил тут граф Панин вора Пугачева:

«Скажи, скажи, Пугаченька, Емельян Иваныч,

Много ли перевешал князей и боярей?»

«Перевешал вашей братьи семь сот семи тысяч.

Спасибо тебе, Панин, что ты не попался:

Я бы чину-то прибавил, спину-то поправил,

На твою-то бы на шею варовинны возжи,

За твою-то бы услугу повыше подвесил!»

Граф и Панин испужался, руками сшибался:

«Вы берите, слуги верны, вора Пугачева,

Поведите-повезите в Нижний городочек,

В Нижнем объявите, в Москве покажите!»

Все московски сенаторы не могут судити.

Песня передает действительный факт: когда скованного Пугачева везли в Москву, в Симбирске состоялась его встреча с графом Паниным, подавлявшим восстание. Пугачев остается гордым и в такой ситуации, дерзко отвечает на вопросы Панина. В песне отразилось народное отождествление Пугачева с императором Петром Ш, которого «сенаторы не могут судити».

7. КУТУЗОВ И ЦАРЬ

Не в лузях-то вода полая разливалася:

Тридцать три кораблика во поход пошли,

С дорогими со припасами – свинцом-порохом.

Французский король царю Белому отсылается:

«Припаси-ка ты мне квартир – квартир ровно сорок тысяч,

Самому мне, королю, белые палатушки».

На это наш царь православный призадумался,

Его царская персонушка переменилася.

Перед ним стоял генералушка – сам Кутузов.

Уж он речь-то говорил, генералушка,

Словно как в трубу трубил:

«Не пужайся ты, наш батюшка, православный царь!

А мы встретим злодея середи пути,

Середи пути, на своей земли,

А мы столики поставим ему – пушки медные,

А мы скатерти ему постелем – вольны пули,

На закусочку поставим – каленых картечь,

Угощать его будут канонерушки,

Провожать его будут – всё казачушки».

Вторжению войск Наполеона в Россию предшествовала переписка Наполеона с Александром I. Песня подчеркивает растерянность правящих кругов России при известии о войне. Царь "призадумался", его "персонушка переменилася". Ему противопоставлен народный любимец, герой Отечественной войны М.И. Кутузов.

8.ПЛАТОВ В «ГОСТЯХ» У ФРАНЦУЗОВ

Святорусская земля, много славы про тебя,

Много славы про тебя, про Платова- казака.

У Платова-казака небритая борода,

Небритая голова, нестрижены волоса.

Платов голову остриг и бородушку обрил,

У француза в гостях был, француз его не узнал,

За купчину почитал, на улочку выбегал,

За оградою встречал, за белые руки брал,

За белые руки брал, в нову горницу вводил,

За дубовый стол садил, чаем, кофеем поил.

На серебряном подносе сладкой водкой подносил.

«Выпей рюмку, выпей две, всю ты правду скажи мне,

Уж я всех же в Москве знаю генералов и господ,

Одного только не знаю я Платова-казака.

Кто бы, кто бы мне сказал, тому б много злата дал,

И в полон бы его взял, и с живого кожу снял».

Выпил рюмку, выпил две, зашумело в голове.

«А начто злато терять, можно так его узнать:

Он со личика беленек, ростом, корпусом с меня,

Русы волосы его, как у брата моего».

У француза дочь Орина, что догадлива была,

Из палаты выходила, с купцом речь говорила:

«Ах ты купчик, мой голубчик, ты удалый молодец,

Ты удалый молодец, ты подай мне свой портрет».

Портрет Платов вынимал, на белые руки клал,

Из палаты вон бежал, зычным голосом кричал:

«Уж вы гой еси, ребята, вы донские казаки,

Страницы: 1 2 3 4


Пространство и вещь как философско-художественные образы
Изучая пространство, Бродский оперирует не Эвклидовыми «Началами», а геометрией Лобачевского, в которой, как известно, параллельным прямым некуда деться: они пересекаются. И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут, но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут, тут конец перспективы. Пространство для поэта бесконечно, но это ...

Типография невеж
После отъезда Ивана Федорова из Москвы в оставшейся после него типографии печатники Никифор Тарасиев и Невежа Тимофеев напечатали (20 декабря 1568 года) только одну книгу — «Псалтирь». По высокому качеству полиграфического исполнения «Псалтири» видно, что печатники этой книги, безусловно, были учениками Ивана Фёдорова. Несмотря на испол ...

Параллели с Гоголем.
Чтобы сказать о России новое слово, нужно не просто любить её, но быть ею. «Моя лирика жива одной большой любовью – любовью к Родине. Чувство Родины – основное в моём творчестве », – писал Есенин в 1921 году. «Знаешь, почему я поэт? – спрашивал он Вольфа Эрлиха, –…У меня – родина есть! У меня – Рязань!». В Автобиографии (1922) Есенин п ...