Отражение образа матери М.М. Лермонтовой в лирических произведениях
Страница 2
Информация о литературе » Биографические мотивы в лирике М.Ю. Лермонтова » Отражение образа матери М.М. Лермонтовой в лирических произведениях

Последнее стихотворение, анализ которого необходим в контексте нашего исследования, «Казачья колыбельная песня» написано в 1838 г. Уже в названии сказано, что это песня. В ее словах мать-казачка заключила понимание главных жизненных ценностей, необходимых сыну. Неслучайно в статье, посвященной данному стихотворению, профессор И.П. Щеблыкин заметил: «В “Казачьей колыбельной песне” сведены воедино три фундаментальные основы жизни русского человека: Бог, Отчизна, Дом родной». Важно отметить, что эти слова поэт вложил в уста матери. Мы видим здесь биографически оправданную жажду поговорить с близким человеком. Ведь именно этого разговора у Лермонтова не было, так как мать слишком рано ушла из жизни.

Характерно, что тоже самое наблюдается и в

прозе. Чуть ли не каждый женский образ Лермонтов связывает с песней, танцем, музыкой. Например, в романе «Герой нашего времени». В главе «Тамань» сначала герой слышит голос Ундины: «Звук будто падал с неба», и лишь потом он видит ее. В главе «Княжна Мери» княжна поет, играет на фортепиано: «Княгиня усадила дочь за фортепиано, все просили ее спеть что-нибудь». В главе «Бэла» также присутствует музыкальное сопровождение: песенный комплимент Бэлы при знакомстве на свадьбе с Печориным: «Девушка лет шестнадцати подошла к нему, и пропела… как бы сказать? вроде комплимента.». Песни и танцы Бэлы звучат и в крепости: «Она, бывало, нам поет песню или пляшет лезгинку…».

Итак, можно сделать следующие выводы. Во-первых, в лирике Лермонтова запечатлелась не личность, а образ матери, ассоциируемый со звуковыми ощущениями – мелодией, песней, а не словами. Во-вторых, эта биографическая черта оформилась в творчестве поэта в непременный атрибут женских образов: первоначально идет звуковая характеристика, а потом портрет. Это становится у него неизменным принципом.

Страницы: 1 2 


Сюжет о Христе и Антихристе как сюжет-архетип
Термин «архетип» предложен К.Г. Юнгом для характеристики содержания «коллективного бессознательного». В связи с этим следует говорить об изначальных идеях, мотивах, образах, которые «имеют свое происхождение в архетипе» и «которые неожиданно обнаруживаются повсюду». Структурные архетипические модели лежат в основе устной и письменной ку ...

Литература о сверхъестественном в континентальной Европе
На континенте литература ужаса процветала. Знаменитые рассказы и романы Эрнста Теодора Вильгельма Гофмана (1776–1822) являются символом продуманных декораций и зрелой формы, хотя в них есть тяготение к излишней легкости и экстравагантности, зато отсутствуют напряженные моменты наивысшего, перехватывающего дыхание ужаса, что под силу и к ...

Идейно-художественный анализ романа “Учитель фехтования” и романа “Королева Марго”
Главные герои романа “Учитель фехтования”[15] - Иван Александрович Анненков и француженка Полина Гебль, ставшая после замужества Прасковьей Егоровной Анненковой, запечатлевшей пребывание на каторге в своей книге воспоминаний. (Воспоминания Полины Анненковой. М., 1929.) Композицию этого романа Дюма формирует, сообразуясь с теми момен ...