Агиоаграфия. «Сказание о Борисе и Глебе» (князья-мученики)
Информация о литературе » Древнерусская литература » Агиоаграфия. «Сказание о Борисе и Глебе» (князья-мученики)

Агиография– вид церковной литературы, посвященной жизнеописанию лиц, объявленных церковью святыми (жития).

Борис и Глеб (в крещении Роман и Давид) изображены мучениками не столько религиозной, сколько политической идеи. Предпочтя смерть в 1015 г. борьбе против старшего брата Святополка, захватившего власть в Киеве после смерти отца, они утверждают всем своим поведением и гибелью торжество братолюбия и необходимость подчинения младших князей старшему в роде для сохранения единства Русской земли. Князья-страстотерпцы Борис и Глеб, первые канонизированные святые на Руси, стали ее небесными покровителями и защитниками.

Из летописной истории вырастает анонимное сказание о Борисе и Глебе. Житие Бориса и Глеба — житие-мартирий, то есть рассказ о мученической смерти святого. Анонимный автор расширяет и дает нам подробное описание того, как Борис и Глеб приняли смерть. Здесь нет канонического вступления, младенчества их и отрочества. Затем рассказ о сыновьях Владимира, а потом рассказ о смерти Бориса и Глеба, которых убивает «окаянный» Святополк, их брат (сын убитого брата Владимира). Он боялся соперничества с братьями как князьями княжеский род тогда еще воспринимается как единый, младшие князья подчинялись старшему в роде Но Ярослав затем победил Святополка.

В этом сюжете все внимание – событие смерти, которое описывается очень подробно (рассказывается то, что они чувствуют). Монологи братьев очень похожи, они не лишены драматизма, лиризма, раскрываются их индивидуальные характеры (мы видим, что Борис (старший) догадывается, что происходит: он умен, а Глеб не может поверить в братоубийство).

Описывается ощущение тоски (то, что дети не похоронили своего отца. Для Глеба отец все еще жив; усиливаются его переживания; хорошо описывается психологическое состояние, его плач по отцу и брату, его мольбы к убийцам).

«Сказание» утверждает культ Бориса и Глеба как защитников Русской земли от всех недругов.

Основная политическая тенденция «Сказания» - осуждение братоубийственных распрей и признание необходимости младших князей беспрекословно повиноваться старшим в роде.

Но это еще и не каноническое житие (поэтому оно такое насыщенное и эмоциональное). Так как оно не каноническое, Нестор взялся сделать его каноническим, т.е. в соответствии с требованиями церковного канона (Чтение о Борисе и Глебе). Он добавил вступление, рассказ о юности. Нестор убрал всю конкретику (имя отрока, который пытался спасти Бориса (Георгий)), придал своему рассказу обобщенный характер: мученическая смерть братьев – это торжество христианского смирения над дьявольской гордыней, которая ведет к вражде, междуусобной борьбе. Конкретика принижала их поступки, приземляла. Завершается «Чтение» описание многочисленных чудес, похвалой и молитвенным обращением к святым.


«Житие Феодосия Печерского»
«Житие Феодосия», хотя и являлось по существу первым русским житием, сообщило завершенность биографическому жанру. Рассказ о человеке ведется в этом произведении путем выделения только некоторых моментов его жизни: тех, в которых он достигает как бы наивысшего своего самопроявления. Из «Жития» мы узнаем многое об окружающем его бытии и ...

«Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона. Отражение в «Слове о законе и благодати» культурного расцвета и политического значения древнерусского государства
Священник Иларион (будущий митрополит) пишет «Слово о законе и благодати» — богословский трактат, в котором, однако, из догматических рассуждений о превосходстве «благодати» (Нового завета) над «законом» (Ветхим заветом) вырастает отчетливо выраженная церковно-политическая и патриотическая тема: принявшая христианство Русь — страна не м ...

Мотив изоморфности мира и текста (языка)
Сходство структуры бытия, космоса, и текста (языка) — инвариантный мотив Бродского, родственный представлениям барокко о мире как о совершенном творении — произведении Бога — непревзойденного художника. Этот мотив объясняет поэтику неразличения знаков и вещей у Бродского, но эксплицирован лишь в нескольких поэтических текстах: «Воздух — ...