Первые печатники

До сих пор остаётся нерешённым вопрос о том, кто печатал «анонимные издания». Еще в 1840 году из Новгородского губернского правления в Петербург были доставлены две переплетенные в кожу книги ХVI века, содержащие различные приказные бумаги. Книги попали к деятельному сотруднику Археографической комиссии Н. Бередникову. Знакомясь с собранными в книгах документами, Н. Бередников обнаружил две грамоты, присланные Иваном Грозным 9 февраля и 22 марта 1556 года в Новгород. В грамотах упоминается имя «мастера печатных книг» Маруши Нефедьева. Царь Иван IV писал: «Мы послали в Новгород мастера печатных книг Марушу Нефедьева посмотреть камень, который приготовлен на помост»[12] (для постройки храма). С большой долей вероятности можно считать этого мастера печатных книг одним из создателей первой типографии в Москве. Судя по письмам, Маруша был искусным гравером, как и новгородский мастер Васюк Никифоров, о котором также говорится в этих письмах.

По мнению А.С. Зерновой, о Маруше Нефедьеве ничего определённого сказать нельзя: был ли он мастером именно в Анонимной типографии, и если был там, то какую роль играл – руководящую или второстепенную, – остаётся неизвестным. С другой стороны, ссылаясь на различия в технике анонимных книг и «Апостола» Фёдорова, она утверждает, что анонимные книги печатал не Фёдоров. Однако указание А. С. Зерновой на более низкий уровень техники анонимных книг по сравнению с «Апостолом» и последующими книгами Ивана Фёдорова не только не может служить доказательством против такого участия, а, наоборот, скорее подтверждает его. Разница в технике печатания книг различных периодов является показателем постепенного совершенствования мастерства печатника.

Предположение о том, что Маруша Нефедьев напечатал наиболее ранние анонимные книги, является спорным. Если бы это было так, то непонятно, почему не этому опытному мастеру первых печатных книг, а Ивану Фёдорову было поручено организовать новую типографию и руководить ею.

Академик М.Н. Тихомиров придерживается мнения, что в Анонимной типографии, предположительно, уже работал Иван Фёдоров. К этому мнению присоединяются также Т.Н. Протасьева, И.В. Новосадский, А.Д. Маневский и др.

Какие же доказательства в пользу того, что Иван Фёдоров был создателем более ранних печатных книг?

Прежде всего, несомненно, что Иван Федоров занимался книгопечатанием до «Апостола» 1564 года. Иначе трудно объяснить, как он мог сразу создать такую совершенную в техническом отношении книгу. Это было возможно лишь после многолетних опытов, после долгой и пытливой работы над более ранними книгами. Если бы этого не было, то Иван Федоров не мог бы зарекомендовать себя выдающимся мастером печатного дела. Вряд ли совсем неопытному и неизвестному в печатном деле человеку могли поручить организацию государственной типографии и печатание книг.

Частичное участие Ивана Фёдорова в Анонимной типографии доказал и А.А. Сидоров. Как показало его исследование, в анонимной «Триоди» был применён особый способ двуцветного печатания, отличный от зарубежного и вместе с тем характерный для последующих книг Ивана Фёдорова. Это даёт основание утверждать, что Фёдоров входил в состав работников Анонимной типографии и что мастерству печатания он учился именно в ней.

Если согласиться с А. А. Сидоровым в том, что анонимная «Триодь» создана Марушей Нефедьевым в сотрудничестве с Иваном Фёдоровым и что Фёдоров впервые применил более совершенный двухпрокатный способ двуцветного печатания, то это означает превосходство Ивана Федорова над Марушей Нефедьевым и другими печатниками. Но такое превосходство могло быть достигнуто лишь в результате более ранней практики в книгопечатании. Одной талантливостью Ивана Федорова нельзя объяснить его превосходство над другими печатниками. Видимо, он не только превзошёл их в мастерстве, но и опередил опытом.


Особенности «эмигрантской литературы»
Я не буду очень подробно останавливаться на этой теме, так - как это не слишком существенно для данной, конкретной работы, однако, считаю своим долгом отметить некоторые важные моменты, позволяющие раскрыть логику последовательности развития нашей темы. Итак, начнём с того, что одной из отличительных черт литературы эмиграции являетс ...

Сюжет о Христе и Антихристе как сюжет-архетип
Термин «архетип» предложен К.Г. Юнгом для характеристики содержания «коллективного бессознательного». В связи с этим следует говорить об изначальных идеях, мотивах, образах, которые «имеют свое происхождение в архетипе» и «которые неожиданно обнаруживаются повсюду». Структурные архетипические модели лежат в основе устной и письменной ку ...

Каноническая структура житийного жанра в 12-13 веках
Жития святых XVII века знаменуют собой, в известном смысле, логическое завершение древнерусской агиографии, постепенный переход к новому периоду русской литературы. В 1-й половине XVII века (период “смутного времени”) наблюдается трансформация жанра - агиографические произведения наполняются географическими реалиями ( например, “Повесть ...