Введение

В русской философии и литературе 30-х годов XX века антропоцентристское направление почти полностью вытесняет идею «биоцентризма» (идея единства человека и природы). Усиление антропоцентристских настроений в науке и культуре объясняется рядом причин: во-первых, активизацией технократических идей мирового прогресса, обусловленной успехами науки в конце XIX — начале XX вв.; во-вторых, разрушением нравственно-религиозных представлений русского народа, в том числе интеллигенции, которое особенно бурно происходило в 1920-30-е гг., место Бога-создателя в массовом сознании начинает занимать человек; в-третьих, нигилизмом общества по отношению к прошлому (а в прошлом, в XIX веке, господствовала идея единства человека и природы), получившим особые условия для развития после 1917 года. www.banklines.ru

Творческим ядром антропоцентристского направления являлись идеи «русских космистов» К.Циолковского, В.Вернадского, Л.Чижевского и др. Характерные для этого направления мысли о взаимоотношениях человека и природы высказывает К.Циолковский, автор не только многочисленных научных трудов, но и фантастических повестей.

Ученый рассматривает Землю как неблагополучную среду обитания человека, а космос — как пространство, имеющее экологические преимущества перед Землей. К.Циолковский предлагает технократическую по своей сути программу изменения климата и ландшафта Земли для удобства человека, призывает уничтожить все «несовершенные», «вредные» формы растительной и животной жизни (это же он считает полезным сделать и на других планетах), ликвидировать все моря и океаны, чтобы заселить освободившиеся пространства увеличивающимся населением, создать с помощью продуманного отбора новый вид человека (в литературе этого времени формировался новый герой, многими своими чертами близкий предлагаемому ученым человеку будущего) — «великодушного, общественного, долголетнего, талантливого, здорового, плодовитого, красивого». Не случайно позиция К.Циолковского была названа позже антропоэкокосмизмом.

В художественной литературе подобные представления породили в 1920-30-е годы обширнейшее направление — произведения о преображении природы руками человека, о так называемой «второй природе». Это нашло отражение в пролетарской поэзии и поэзии футуристов, в «производственной» и «деревенской» прозе, в художественной фантастике и др. Произведения названного направления утверждали в массовом сознании не только новые научные и философские идеи, но и представления о прекрасном, гармонии (они ориентированы не на «живое», а на «мертвое», на «язык» математики, техники), о роли и формах пейзажа в художественном произведении. При разных жанрово-стилевых ориентациях авторы тяготели к единому принципу изображения «второй» природы: отстраненность от реальной картины, идеализирующая типизация, символизация изображения, метафоричность стиля.

Названное философское направление сыграло роль связующего звена между XIX и XX веками в понимании и художественном изображении природы и человека. Природа виделась писателям первичной по отношению к человеку, влияющей на его жизнь, формирующей нравственные и эстетические представления как отдельного человека, так и целого народа. В литературе ставилась задача изучения и защиты природы (развивается природоведческое направление, но, в силу создавшихся условий, гораздо менее значительное, чем во второй половине XIX века), воссоздания в художественном произведении полноты ее реальной жизни, изображения ее как самостоятельного объекта изучения. К этим художникам следует отнести часть крестьянских писателей 1920-х годов, часть писателей старшего поколения, верных традициям литературы XIX века; а также М.Пришвина, Вяч.Шишкова, М.Шолохова, К.Паустовского и др. К ним присоединялись наделенные даром предвидения писатели, ранее увлеченные антропоцентризмом, например А.Платонов. В 1930-е годы он пишет о богатстве и красоте природы, о необходимости облагораживания ею человечества, в человеке видит не базисную, а надстроечную силу. Названным писателям нужно было проявить мужество, чтобы остаться верными своей позиции, т.к. она оказалась противостоящей официальной идеологии и политике и оценивалась как враждебная по отношению к ним.


Игровой фольклор
79. ГОРЕЛКИ Дети, взявшись за руки парами, становились одна пара за другой. Впереди становился водящий. Бежала последняя пара, водящий должен был поймать себе пару. Оставшийся без пары становится водящим. Сигналом «Бегите!» было окончание игрового припева: Гори-гори, пень, Дай конопель, С лучком,с мачком, С козьим бочочком. Глянь ...

Герой антиутопии.
Естественно, что личность, сформированная подобным общественным укладом, ощущает себя ничтожеством по сравнению с силой и мощью государства. Именно так оценивает своё положение главный герой в начале романа. Но Замятин изображает духовную эволюцию героя: от осознания себя микробом в этом мире Д-503 приходит к ощущению целой вселенной вн ...

Образы князей, природа, образ Ярославны в «Слове». Связь с устным народным творчеством
Игорь и Всеволод– рыцари, для которых честь и слава – главные двигатели в их поведении. Лучше быть убитыми, нежели плененными. Игоряотличают рыцарская отвага, храбрость, воинская доблесть. Игорь для автора-пример ошибочной княжеской политики, а похвала ему приведена только потому, что он приехал к Святославу, т.е. осознал необходимость ...