Рафаэль и «шагреневая кожа»

В 1831 году Бальзак завоевывает еще большую известность небольшим романом «Шагреневая кожа». Можно ли назвать его фантастическим? В этом произведении действует волшебный символ — кожа, которая исполняет все желания своего владельца, но при этом сокращает его жизнь соответственно силе желания . История Рафаэля, одинокого и бедного молодого ученого, затерянного в «мощеной пустыне» Парижа и остановленного па грани самоубийства волшебным подарком таинственного антиквара, обладала занимательностью арабских сказок, очень популярных в те годы. А вместе с тем эта блестяще написанная история, полная мысли и сердечного жара, открывала подлинную правду о Франции тридцатых годов, разоблачала лицемерие общества, которое наделяло властью убийц, бесконечно множило эгоизм, обедняло и сушило человеческую душу.[4]


В Московском университете пансионе
И я к высокому, в порыве дум живых, И я душой летел во дни былые; Но мне милей страдания земные: Я к ним привык и не оставлю их… М.Ю. Лермонтов «К другу» Московский университетский благородный пансион, основанный в конце XVIII века, был одним из лучших учебных заведений в России. Он помещался в большом просторном здании на Тве ...

"Последний срок"
Повесть, которую сам Валентин Распутин назвал пока главной из своих книг, начинается с фразы: "Старуха Анна лежала на узкой железной кровати возле русской печки и дожидалась смерти, время для которой вроде приспело: старухе было под восемьдесят", - и заканчивается фразой: "Ночью старуха умерла". Размышляет о смерти ...

Пространство и вещь как философско-художественные образы
Изучая пространство, Бродский оперирует не Эвклидовыми «Началами», а геометрией Лобачевского, в которой, как известно, параллельным прямым некуда деться: они пересекаются. И не то чтобы здесь Лобачевского твердо блюдут, но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут, тут конец перспективы. Пространство для поэта бесконечно, но это ...