Введение

Интерес к углублённому изучению литературного процесса в мировой культуре проявился ещё в последней трети прошлого века. Теперь, когда о двадцатом столетии в целом можно говорить в прошедшем времени, явной становится тенденция проследить ход развития литературы в рамках этого сложного историко-культурного периода, важнейшие его направления и течения. Появляются, в частности, обстоятельные словари, посвящённые историко-литературным направлениям и школам.

Описывая литературу той или иной эпохи, того или иного народа, исследователь обычно сосредотачивает свое внимание, прежде всего на произведениях, текстах, причем из их числа отбираются, как правило, наиболее совершенные, значительные, вошедшие или по крайней мере имеющие шанс войти в золотой фонд национальной и мировой культуры.

История литературы, в этом плане, во-первых, строго избирательна и, во-вторых, «текстоцентрична». Ее интересует, условно говоря, выдержавший испытание временем итог, результат сложнейшей, многокомпонентной и многоступенчатой химической реакции. Внимание же историков литературного процесса приковано непосредственно к ходу самой этой химической реакции.

Оценки с точки зрения литературы и с очки зрения литературного процесса в идеале должны совпадать. Но идеал в действительности встречается весьма редко. Это сказывается в недооценке современниками произведений крупных, этапных, так и в завышении произведений и писателям в масштабах национальной литературы малозначительных.

В литературоведении укоренено и никем не оспаривается представление о наличии моментов общности (повторяемости) в развитии литератур разных стран и народов, об ее едином «поступательном» движении в большом историческом времени. «Историчность сознания, – утверждает Лихачев, – требует от человека осознания исторической относительности своего собственного сознания. Историчность связана с «самоотречением», со способностью ума понять собственную ограниченность».[1]


Пространство в осмыслении литературоведов и философов
На фоне происшедших в России перемен неожиданно высветилась проблема пространства. Мы теперь меньше говорим о времени («историческом», «судьбоносном» и т.п.), но с большим интересом относимся к различным пространствам, соотношению их. Возобновились привычные для России споры западников и славянофилов (по наблюдениям историков, попыток е ...

Параллели с Гоголем.
Чтобы сказать о России новое слово, нужно не просто любить её, но быть ею. «Моя лирика жива одной большой любовью – любовью к Родине. Чувство Родины – основное в моём творчестве », – писал Есенин в 1921 году. «Знаешь, почему я поэт? – спрашивал он Вольфа Эрлиха, –…У меня – родина есть! У меня – Рязань!». В Автобиографии (1922) Есенин п ...

Тема Москвы в творчестве М.И. Цветаевой
«Москва! Как много в этом звуке для сердца русского слилось!» – писал А.С. Пушкин. Вслед за Пушкиным тема Москвы является одной из центральных в поэзии М. Цветаевой. Она обращается к московской теме не случайно. Москва – часть ее души, души истинно русского поэта. Москва – это город, в котором она родилась, провела детство, здесь же про ...