Петропавловская крепость. Приговор.
Страница 1

Стены крепостной толщины. Тройные решетки. Окна забелены. Там, за ними, высокие стены бастиона. Только прильнувши к стеклу, увидишь серый клочок петербургского неба. Иногда проплывает робкое облачко. В одиночке всегда полусумрак. Тают в сырой полумгле табурет, железная койка, стол, умывальник, стены покрыты на сажень от пола черно-зеленой мохнатой завязью плесени. Еле заметна узкая длинная темная щель, пропиленная в массиве тяжеловесной двери. Это глазок. Не поймешь, занавешен ли плотном заслоном или глядят на тебя неслышно и зорко два глаза: коменданта, смотрильного, караульного? Сыро, холодно, голо. Повсюду тесаный камень. Молчание. Безлюдье. Таково новое обиталище Достоевского – Алексеевский равелин. Это самое страшное место самой грозной политической тюрьмы. Оно предназначено для важнейших государственных преступников. Здесь погиб в 1718 царевич Алексей. Сюда заключали «самозванку княжну Тараканову». Отсюда последовал в Сибирь Радищев. В этих казематах томились декабристы Рылеев, Пестель, Каховский, Волконский и Трубедской. Суда же вели теперь петрашевцев. Здание «секретной» темницы отделено от остальной площади острова непреступными стенами и глубоким каналом. Только по мосту, переброшенному над этим искусственным проливом можно достигнуть единственного входа в равелин. Узники этой цитадели утрачивали имя и фамилию, получая взамен номер своей камеры. Вся жизнь здесь регулировалась царскими распоряжениями. Произвол внутренней администрации не знал никаких преград. Никакие ревизии и контроли не допускались. Заключенные считались заживо погребенными. Брошенные без суда в этот застенок, петрашевцы немедленно стали подсудимыми высших военных инстанций: правительство решило использовать их дело в целях широкой антиреволюционной пропаганды. Следствие длилось четыре месяца. Долгое время заключенные были совершенно лишены каких – либо связей с внешним миром. Только в июле им разрешили переписку с родными, получение книг и журналов, письменные занятия.

Несколько месяцев в сырой одиночке не прошли бесследно. В груди появились боли, которых небывало прежде. Пропал аппетит. По временам Достоевскому начинало казаться, что пол в его камере колышется, как в пароходной каюте. А тут ещё подступила петербургская осень, которая всегда имела на него гнетущее и мрачное влияние.

Достоевский сообщает брату о своей бессоннице, кошмарах, нервных явления, физических недомоганиях. Но тон писем неизменно спокойный и бодрый. Федор Михайлович обладал редкой душевной стойкостью, всегда проявлявшейся в самые тяжелые минуты жизни. Этим он был похож на мать. Даже во время своей последней болезни, зная, что умирает, Мария Федоровна нашла в себе силы утешить потерявшего голову мужа. Исхудавшая, коротко остриженная (уже не могла расчесывать длинные густые волосы) она ласково беседовала с детьми, просила читать ей стихи и теперь ее сын, заключенный в одиночку секретного дома, также бестрепетно нес свой крест.

Равелин не сломил его творческий дух. К концу лета им разрешили гулять в тюремном дворике, позволили жечь свечи по вечерам. Во все время заключения арестанты пребывали в тягостной неизвестности – когда кончиться дело и чем оно может кончиться.

Военный суд шел при закрытых дверях и продолжался 6ть недель. 16 ноября вынесенный судом приговор был передан на заключение генерал-аудитору, т.е. верховному прокурору. В приговоре военно-судной комиссии в отношении Достоевского говорить: «Военный суд находит подсудимого Достоевского виновным в том, что он, получив из Москвы от дворянина Плещее копию с преступного письма литератора Белинского, читал это письмо в собраниях сначала у Дурова, потом у Петрашевского, и, наконец, передал его для списания копии Момбелли. Достоевский был у Спешного во время чтения возмутительного сочинения поручика Григорьева под названием «солдатская беседа», а потому военный суд приговорил: за недонесение о распространении преступного, о религии и правительстве письма литератора Белинского и злоумышленного сочинения поручика Григорьева лишить чинов, всех прав состояния и подвергнуть смертной казни расстрелянием».

Страницы: 1 2


Художественные изыскания советской поэзии 50-х - 80-х годов
В истории русской литературы, начиная со «Слова о полку Игореве», древних былин, народных сказаний и песен, создания выдающихся поэтов составляют огромное и неповторимое духовное богатство. Поистине удивительно многообразие поэтических жанров, художественных стилей, творческих индивидуальностей: Ломоносов и Державин, Пушкин и Лермонтов ...

Не в деньгах счастье
Ученик спросил Мастера: — Насколько верны слова, что не в деньгах счастье? Тот ответил, что они верны полностью. И доказать это просто. Ибо за деньги можно купить постель, но не сон; еду, но не аппетит; лекарства, но не здоровье; слуг, но не друзей; женщин, но не любовь; жилище, но не домашний очаг; развлечения, но не радость; образов ...

Вступление
Страх – самое древнее и сильное из человеческих чувств, а самый древний и самый сильный страх – страх неведомого. Вряд ли кто-нибудь из психологов будет это оспаривать, и в качестве общепризнанного факта сие должно на все времена утвердить подлинность и достоинство таинственного, ужасного повествования как литературной формы. Против нег ...