Церковнославянский язык на Руси
Страница 2

Итак, церковнославянский язык принесенных из болгарии текстов не сохранил в домонгольской Руси своего единства и распался на несколько частных языков. Иначе говоря, каждая область образовала в церковнославянских книгах свой язык, отличающийся от языка другой области в той степени, в какой говор первой отличался от говора второй.

Церковнославянские тексты, принесенные из Болгарии и усвоенные Русью, составляли главную часть русской литературы домонгольской эпохи. Само собою разумеется, в первое время распространения у нас церковнославянских текстов русская оригинальная литература совсем не существовала. Позже мало-помалу стали появляться русские литературные труды- то переводы с греческого, сделанные в России , то оригинальные сочинения русских людей. Естественно, церковнославянские тексты, употреблявшиеся в богослужении, постоянно читавшиеся книжными людьми, по в тех случаях, когда писали не документ, не деловую бумагу юридического или иного характера, ввели в употребление не чистый русский язык, тот церковнославянский, который они находили в бывших у них под руками текстах, со всеми особенностями этого последнего.

Деятели последующего времени, когда на -ааго и пр. уже стали исчезать из книг, по-видимому, не употребляли подобных форм; по крайней мере мы не видим никаких следов этих форм ни в " Поучении" Владимира Мономаха, ни в переводах посланий митр. Никифора, ни в " Слове о полку Игореве".

Другие русские деятели сравнительно слабо знали церковнославянский язык. Таковы все наши древние летописцы, таков Владимир Мономах, таков автор " Слова о полку Игореве". Они старались писать по-церковнославянски, но отчасти не в состоянии были изложить на церковнославянском языке всего того, что хотели, отчасти не умели отличить церковнославянское от русского, и потому в их произведениях мы находим полное смешение церковнославянского элемента с русским, причем в одних местах летописи - в похвалах умершим, в благочестивых размышлениях- преобладает первый, в других - в описаниях сражений, передаче разговоров - второй. Это смешение придает особый колорит языку летописей, "Поучения" Мономаха, "Слова о полку Игореве".

Теперь несколько слов об изложении. Деятели русской литературы домонгольского периода брали образцами не те церковнославянские памятники, которые отличались темнотой изложения и буквально, следовательно, граматически неправильной передачей греческого текста. Они в противоположность русским русским деятелям 15-16 вв. высоко ценили ясность изложения и руководились лучшими переводами с греческого, сделанными в Болгарии. Отсюда полная ясность и изящность изложения в "Слове" митр. Илариона, в поучениях Кирилла Туровского и других.

Страницы: 1 2 


Любовь в понимании поэта.
«Люблю, люблю» - постоянный рефрен лермонтовской лирики. «Никто не мог тебя любить, как я, так пламенно и так чистосердечно» [12, с. 173], - скажет он в элегии «Смерть», чтобы вновь и вновь повторять: «Я не могу другой любить» [12, с. 112], «Я все тебя любил и все любил так нежно» [12, с. 113]. В.Соловьев замечает, что в лермонтовской ...

Любовная лирика В.В. Маяковского
Любовь – вечная тема – проходит через всё творчество Владимира Маяковского, начиная с ранних стихов и кончая последним незавершённым стихотворением «Неоконченное». Относясь к любви как к величайшему благу, способному вдохновить на дела, на труд, Маяковский писал: «Любовь – это жизнь, это главное. От неё разворачиваются и стихи, и дела, ...

Сущность полемики между шишковистами и карамзинистами.
Классицизм, влиятельное литературное направление, державшее в своей власти художественное творчество более чем в течение столетия, не окончательно сошел со сцены в первой четверти XIX в. Делаются попытки приспособить его к новым историческим условиям, отыскать в нем целесообразное в социаль­но-этическом и художественном отношениях. В ра ...