Заключение

В новых волшебных сказках, традиционно связанных с прежней фантастикой, выразилось народное отношение к новому общественному строю. Сюжеты о младшем брате и гонимой падчерице имеют реальную основу и свой социально-исторический смысл. Это типичные сюжеты, которые сложились, следуя прежним традициям, сказка воспроизводит бедствия и страдания героев. Сказочники неизменно позволяют героям торжествовать над силами зла. Герои терпят холод и голод, теряют близких и родных, проваливаются в бездонные ямы, плутают в густом лесу, теряют дорогу в пути, встречают страшных чудовищ, становятся жертвами чаровниц и колдунов, чтобы, в конце концов, победить - обрести благополучие.

Раньше волшебное повествование воспроизводило в мифологических формах борьбу людей с силами природы. Теперь противниками человека стали социальные силы угнетения и порабощения. Изменился и образ сказочных чудовищ. Характерной чертой Кощея, Змея Горыныча, ведьмы является ничем не прикрытый и не скрываемый эгоизм, жажда обогащения, власти. Средства их борьбы - насилие, обман, грубая физическая сила. Чудовищам противостоят герои - защитники родового равноправия, носители идей коллективизма. Среди персонажей сказок появляются и первые жертвы. Сказка осуждает порядки угнетения и насилия и выражает утопический идеал справедливой жизни. Древнейшая мифология поставлена на службу устремлениям народных масс к свободе и счастью. Древнейшая магия, вера в духов-предков, тотемистических покровителей - вся к этому времени старевшая система родовой матриархальной мифологии поставлена на защиту равноправия и прав человека.


Булгаковедение последнего десятилетия
Булгаков сегодня не остро актуален и не моден, хотя его классичность признана — теперь он занял место в «большой» русской литературе рядом с Толстым, Достоевским, Чеховым и др. Спорят о беллетристике новейшего времени, романисты XX в. (Булгаков, Пастернак, Платонов) ушли в тень. Булгаковские чтения, начавшиеся в 1984 г., умерли с внеза ...

Вступление.
«Мы погибли бы, если бы не погибли». Фемистокл. «Ребята! Не Москва ль за нами? Умрем же под Москвой». М. Ю. Лермонтов. Что же такое «патриотизм» и какого человека можно назвать патриотом? Ответ на этот вопрос достаточно сложен. Для простоты суждения можно условиться считать первым, кто более или менее внятно определил понятие «патр ...

Пространство в осмыслении литературоведов и философов
На фоне происшедших в России перемен неожиданно высветилась проблема пространства. Мы теперь меньше говорим о времени («историческом», «судьбоносном» и т.п.), но с большим интересом относимся к различным пространствам, соотношению их. Возобновились привычные для России споры западников и славянофилов (по наблюдениям историков, попыток е ...