«За горами, за жёлтыми долами…»
Страница 1

За горами, за жёлтыми долами

Протянулась тропа деревень.

Вижу лес и вечернее полымя,

И обвитый крапивой плетень.

Там с утра над церковными главами

Голубеет небесный песок,

И звенит придорожными травами

От озёр водяной ветерок.

Не за песни весны над равниною

Дорога мне зелёная ширь –

Полюбил я тоской журавлиною

На высокой горе монастырь.

Каждый вечер, как синь затуманится,

Как повиснет заря на мосту,

Ты идёшь, моя бедная странница,

Поклониться любви и кресту.

Кроток дух монастырского жителя,

Жадно слушаешь ты ектенью,

Помолись перед ликом спасителя

За погибшую душу мою.

[«За горами, за жёлтыми долами…» 1916 С. 31]

Это стихотворение на наш взгляд вобрало в себя и есенинское поэтическое мировосприятие(звучат характерные есенинские «напевы»):

«протянулась тропа деревень»,

«голубеет небесный песок»,

«дорога мне зелёная ширь»,

«Помолись перед ликом спасителя

За погибшую душу мою»

Христианская символика, укрепившаяся в поэтическом и нравственном сознании Есенина под впечатлением бесед Клюева, «его узорчатого языка, его завораживающих рассказов об олонецких непроходимых лесах и старообрядческих скитах, о религиозной культуре севера»:

«На высокой горе монастырь…»

«Ты идёшь моя бедная странница,

Поклониться любви и кресту»,

«церковные главы»;

всё последнее четверостишие строится на чередовании и переходе одного в другой образов христианского содержания и смысла: «монастырь», «ектенья», «лик Спасителя» и более ёмкий образ - молитва за погибшую душу поэта. И мастерское владение стихами, полное растворение в потоке их высокого и чистого лиризма. Мысленным взором поэт в который раз окидывает знакомые и родные дали, деревни, церковные главы, воссоздаёт по приметам российской провинции поэтическую картину Родины.

Пейзаж Есенина – не перечень композиционных элементов, не бесстрастное нанесение цветовых мазков и пятен, - это всегда нравственный итог : исповедь, восторг до опьянения от полноты жизни, покаяние до самобичевания, наставление (урок) и завещание.

В этом стихотворении звучит мотив покаяния, без предваряющего и сопровождающего его раскаяния:

Кроток дух монастырского жителя,

Жадно слушаешь ты ектенью,

Помолись перед ликом спасителя

За погибшую душу мою.

За этим стихотворением по грустной печальной тональности, мотивам одиночества, покорности судьбе, невесёлым думам о родном крае, о земном и вечном во многом созвучен ряд других стихотворений, созданных поэтом в 1916 году. «Я снова здесь, в семье родной…». Но, пожалуй, наиболее характерным в этом отношении является стихотворение «Слушай, поганое сердце…». В нём легко ранимая душа поэта обнажена до предела. Он стонет и кричит от боли духовного одиночества… Прежде всего , поэт беспощаден к себе. Он чувствует что пока бессилен что-то изменить в этом мире. Эти двенадцать трагических строк Есенина стоят многих многословных поэм.[55, С. 75]

Сергей Есенин тяжело переживал смерть Анны Сардановской. Вот что вспоминает об этом писатель Иван Грузинов: «Есенин расстроен, усталый, пожелтевший, растрепанный. Ходит по комнате взад и вперёд. Переходит из одной комнаты в другую. Наконец садится за стол в углу комнаты. «У меня была настоящая любовь к простой женщине. В деревне. Я приезжал к ней, приходил тайком. Всё рассказывал ей. Об этом никто не знает. Я давно люблю её. Горько мне, жалко. Она умерла, никого я так не любил. Больше я никого не люблю.»

Грузинов вспоминал, что Есенин никогда не лгал в своих стихах. Сегодня, когда стали известны письма Есенина к Сардановской, новые материалы, документы, воспоминания современников – эта истина становиться более очевидной. Главным и бесспорным доказательством здесь остаются стихи и поэмы Есенина.

Пусть сердцу вечно снится май

И та, что навсегда люблю я.

[«Какая ночь! Я не могу…» 1925]

Этими строками поэт завершает стихотворение «Какая ночь! Я не могу…» написанное на излёте жизни 30 ноября 1925 года. Поэт с полным правом мог утверждать: «Я сердцем никогда не лгу». Всё что рассказывал поэт о себе в своих стихах вплоть до мельчайших подробностей – правда»[55, С.80].

Страницы: 1 2


Художественные приемы, с помощью которых центральный образ получает углубленную характеристику
Последовательность функций действующих лиц приводит к однообразному построению сказок, а устойчивость функций - к единообразию сказочных образов. Однако действительное число персонажей не соответствует числу действующих лиц, поскольку одной функцией наделяются различные персонажи. Так, в роли вредителя выступают змей, Кощей, мужичок с н ...

Нормы орфоэпии.
Орфоэпические нормы называют также литературными произносительными нормами, так как они обслуживают литературный язык, т.е. язык, на котором говорят и пишут культурные люди. Литературный язык объединяет всех говорящих по-русски, он нужен для преодоления языковых различий между ними. А это значит, что у него должны быть строгие нормы: не ...

Цветовая лексика в творчестве С. Есенина
Сергей Есенин, поэтическое сердце России, прожил яркую, короткую, как мгновение жизнь. Всего 30 лет. Своим читателям он ставил богатое поэтическое наследство. Есенинские строки обладают поистине колдовской силой, берут за душу, голос добирается до самых глубин человеческого сердца. И костёр зари, и плеск волны, и серебристая луна, и шел ...