Исследование особенностей диалектных элементы родного говора у К.Паустовского
Страница 5
Информация о литературе » Диалектные элементы в произведениях К. Паустовского и В. Шукшина » Исследование особенностей диалектных элементы родного говора у К.Паустовского

Распространенный в говорах диалектизм зыбка также находим у писателя: Как ступнешь ногой, зыбка, сразу проваливаешься (Мещорская сторона). В нашем примере это слово имеет отличное от словарей значение.

По данным словарей диалектизм зыбка имеет литературные синонимы колыбель, люлька, качалка (Вл.Даль, I, 697; Словарь д.Деулино, 202). Владимир Даль дает это слово в Словаре с пометой северо-восточное. Однако исходя из того, что о но отмечается в Словаре д.Деулино, надо полагать, что диалектизм получил более широкое распространение и может попасть в разряд просторечных слов. Это связано с тем, что в корне диалектизма легко распознается внутреннее значение слова, однокоренного со словом зыбкий – легко приходящий в движение, колебание (МАС, I, 624). Примечательно, что слово зыбка с пометой областное дается также в МАСе (I, 624).

Ряд диалектизмов у Паустовского повторяется из рассказа в рассказ. Например, диалектизм болтун, являющийся омоничным известному литературному слову: На улице мы встретили пастуха. Он гнал стадо коров. У каждой коровы на шее медный "болтун" (Кордон); В Мещорском крае можно увидеть сосновые боры, где так торжественно и тихо, что бубенчик – "болтун" заблудившейся коровы слышен далеко, почти за километр (Мещорская сторона).

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что данный диалектизм по-разному вводится автором в двух случаях. В первом автор использует контекст. Особенно показательным становится определение – прилагательное медный. Сам диалектизм подается в кавычках с целью отграничения его от литературного слова. Во втором случае писателем вводится литературный синоним, с помощью которого удается образно представить данный предмет. Нельзя не заметить также и лексическую общность между литературным и диалектным словами.

Таким образом, писатель варьирует разъяснение диалектизмов, добавляет какую-нибудь выразительную подробность, образную деталь, яркое сравнение. Среди употребляемых Паустовским собственно лексических диалектизмов находим также и нераскрытые, неиспользованные в своем значении. Такое явление в своем исследовании подчеркивает и Т.С.Жбанова, объясняя употребление диалектизма тем, что "любые вставки, объяснения нарушили бы целостность текста, и писатель избежал их. По-видимому, его вполне устраивало не детально точное, а общее представление о предмете, которое получил читатель" (9, 49). Так, в текстах находим такие слова, как шушун, понева, кукан. Из контекста можно определить, что шушун, понева – наименования одежды: Перед смертью Ганя надела лучшую старинную одежду. Я впервые увидел белый рязанский шушун, новенький черный платок с белыми цветами, повязанный на голове, и синюю клетчатую поневу (Стекольный мастер).

Диалектизм шушун с пометой архангельское, костромское, ярославское, сибирское определяется в Словаре Владимира Даля как "кофта, шушпан" (IV, 650). Если обратить внимание на представленные пометы, то данный диалектизм принадлежит к северновеликорусскому наречию. Однако писатель вводит в текст определение рязанский, по которому можно догадываться о том, что на юге тоже была распространена такая одежда, но, видимо, имела там определенное своеобразие. Таким образом, одно и то же наименование в диалектах может относиться к отличающимся в определенной мере реалиям: кофта, которую носили на севере и юге России, несколько отличались, но имели одно и то же наименование шушун. Только южновеликорусским является диалектизм понева, о чем уже говорилось в предыдущей главе: это своеобразная юбка, которую могли сшить только на юге.

Нераскрытым в тексте остается и диалектизм кукан: Однажды они примчались и, запыхавшись, рассказали, что на рассвете кот пронесся, приседая, через огороды и протащил в зубах кукан с окунями. Мы бросились в погреб и обнаружили пропажу кукана; в нем было десять жирных окуней, пойманных на Прорве.

Слово кукан с пометой областное приводится в МАСе и толкуется следующим образом: "бечева, на которую нанизывается рыба". Вместе с тем, позволим себе заметить, что К.Паустовский использует предложно-падежную форму в нем (в кукане) с предлогом в, что вводит в заблуждение читателя, на наш взгляд. Ведь если предположить изначально, что кукан – бечева, то следует ждать предлог на. Поэтому позволим заметить, что в данном случае диалектизм введен неудачно. Других примеров неудачного, на наш взгляд, введения диалектизмов в текстах К.Паустовского нами не отмечено.

В рассказах К.Паустовского нами зафиксированы лишь случаи употребления диалектизмов, которые с трудом поддаются группировке их по тем или иным типам. Это, думается, отмеченные лишь автором в процессе общения с местными жителями слова, которые затем перенесены им в текст. Это в полной мере можно отнести к слову тмины. Житель села безграмотный, по-своему произносит слово иноязычного происхождения витамины. В его речи оно звучит, как тмины, но не зафиксировано в словарях даже местного значения, так как является своеобразным "освоением" его местными жителями. Это своего рода фонетический диалектизм, но с трудом укладывающийся в систему своего определения. Кроме того, слово употреблено спорадически и не вошло в лексическую систему данного говора. Его носителем является один и тот же персонаж произведения: - Ты бы, говорит, лучше тмины пил. – Чего? – спросил я. – Ну, тмины там какие-то советуют потреблять. Настой из шиповника. От него, говорят, происходит долголетняя жизнь. И далее тот же старик после того как узнал, что умерла его жена, говорит: Не поспел я тмины ей приготовить (Стекольный мастер). Употребление этого слова в последней реплике обладает особой экспрессией, так как придает рассказу горькую иронию.

Страницы: 1 2 3 4 5 6


Обелиск
"Этот чуть выше человеческого роста обелиск за каких-нибудь десять лет, что я его помнил, несколько раз менял свою окраску: был то белоснежный, беленный перед праздниками известкой, то зеленый, под цвет солдатского обмундирования; однажды проездом по этому шоссе я увидел его блестяще-серебристым, как крыло реактивного лайнера. Тепе ...

Петропавловская крепость. Приговор.
Стены крепостной толщины. Тройные решетки. Окна забелены. Там, за ними, высокие стены бастиона. Только прильнувши к стеклу, увидишь серый клочок петербургского неба. Иногда проплывает робкое облачко. В одиночке всегда полусумрак. Тают в сырой полумгле табурет, железная койка, стол, умывальник, стены покрыты на сажень от пола черно-зелен ...

Герой антиутопии.
Естественно, что личность, сформированная подобным общественным укладом, ощущает себя ничтожеством по сравнению с силой и мощью государства. Именно так оценивает своё положение главный герой в начале романа. Но Замятин изображает духовную эволюцию героя: от осознания себя микробом в этом мире Д-503 приходит к ощущению целой вселенной вн ...