Духовные стихи
Страница 3

И меня прости, покай да добра молодца.

Во первом греху прости, покай меня,—

Уж я жил-то со кумой да со крестовою,

Уж я прижил у кумы да млада отрока.

- Уж я в том греху, я могу простить,

Я могу простить, могу покаяти:

Уж ты малой был да молодёхонёк,

Умом-разумом да был глупёхонёк.

- Во втором греху покай, матушка сыра земля,

Ты покай да добра молодца,—

Я бранил отца да бранил матушку.

- Уж я в том греху тебя да ведь могу простить,

Уж могу простить, могу покаяти:

Уж ты молод был да молодёхонёк,

Своим разумом да был глупёхонёк.

- Во третьем греху покай, да мать сыра земля,

Ты покай, прости да добра молодца,—

Уж я ездил, доброй молодец, да по чисту полю,

Я убил в чистом поле купця, гостя торгового.

- Уж я в том греху тебя ведь, молодец, да не могу простить,

Не могу простить да не покаяти:

Не купця убил, гостя да не торгового,

Как убил ведь своего брата крестового,

Как порушал ведь да крёстно знаменье.

5. СТИХ К ГРЕШНОЙ ДУШЕ О ПОКАЯНИИ

Душа моя прегрешная,

Что не плачешься?

Вспомни, како кратко время

Земной твоей -жизни!

Ты плачь, душа, рыдай, грешна,

Тем утешишься!

Не успеешь тогда плакать,

Когда смерть придет.

А по смерти-то твоей

Обличат тебя грехи!

Ты проснись, душа!

Пробудись, грешна!

Не отдайся во плен

В сети дьявола!

Тесным путем, узким

Душу оживишь,

Пространным, прохладным

Душу погубишь.

Скинь одежду греховную

Покаянием!

Не покаешься в грехах своих,

Аду не минуешь,

Сведут грехи в пламень ада

Во кромешную муку!

6. ОБ ИСХОДЕ ДУШИ ОТ ТЕЛА

Человек живет на земли, как трава растет,

Всяка слава человеча, яко цвет, цветет.

В вечеру человек в беседе здрав и весел сидит,

А поутру человек той уже во гробе лежит:

Ясны очи помрачилися, язык замолчал,

Все уды онемели и недвижим весь стал.

Душа с телом расставалась, как птенец со гнездом.

Возлетает и восходит в незнакомый мир,

Оставляет все житейское попечение,

Честь и славу и богатство маловременное,

Забывает отца и мать, и жену, и чад своих,

Переселяется во ин век бесконечный;

Тамо зрит лица и вещи преужасныя,

Добрых ангел и воздушных духи темные.

Вопрошают душу ангели об делах ея,

Не дают ей ни малейшего послабления:

«Ты куда, душе, быстро течешь путем своим?

Ты должна здесь во делах своих оправдатися.

Вспомни, как на оном свете во грехах жила,—

Здесь грехами твоими, как сетьми, свяжут тя».

Встрепетавши же, тут душа вскричала жалостно:

«Вы помилуйте, помилуйте вы, добрии ангели,

Не отдайте мя, несчастную, в руки злых духов,

Но ведите мя ко Господу милосердому,

Я при смерти в делах своих покаялась,

В коих волен, милосердый Бог простит меня.

Вы же что, мои друзи, ближний сродницы,

Остояще гроб и тело лобызаете?

Вы почто меня водою омываете,

Не омывшегося слезами перед Господом?

Вы почто меня в ризы светлыя облачаете,

Не облекшегося в ризы брачныя?

Вы почто свещи надо мною возжигаете,

Не возжег бо я светильника душевного?

Вы почто псалмы и песни воспеваете,

Не воспел бо я в животе своем песни духовныя?

Но прошу от вас последнего послушания:

Вы раздайте мое имение нищим странником,

Их молитвы и слезы теплыя Бог послушает

И подаст для их прощение грехом моим.

Зато сами вы от Господа услышите:

«Приидите, благословении отца моего,

Вы наследуйте уготованное вам царствие

Со избранными святыми, мне послужившими». Аминь.

Страницы: 1 2 3 


Омский острог.
23 января 1850 года Достоевский прибыл в Омскую крепость, окружённую рвами и валами. Построенная в начале XVII века для отражения степных кочевников, она вскоре превратилась в военный острог. «И никогда ещё человек, более преисполненный надежд, жажды жизни и веры не входил в тюрьму», - записал через тридцать лет в своих черновых тетрадя ...

Причитания. Плач по старосте
Вопит старостиха: Спаси, господи, спорядныих суседушек! Благодарствую крестьянам православным, Не жалели, что рабочей поры – времени, Хоронить пришли надежную головошку – Уж вы старосту-судью за поставленую! Он не плут был до вас, не лиходейничек, Соболезновал об обчестве собраном, Он стоял по вам стеной да городовой От этых ми ...

Открытия Баратынского в жанре психологической элегии.
Если не говорить здесь о Жу­ковском и о безвременно угасшем Батюшкове, что понятно, и если учесть, что уже расцветшему Тютчеву еще предстояло особенное развитие, то самым значительным поэтом-современником Пушкина и самой яркой звездой „Плеяды" является еще и сегодня не вполне понятый Баратынский. В жизненной судьбе его, а отсюда и ...