Заговоры
Страница 1

1.

Встану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, помолясь, из избы в двери, из дверей в вороты, в чистое поле, прямо на Восток, и скажу: «Гой еси, солнце жаркое, не пали и не пожигай ты овощ и хлеб мой, а жги и пали куколь и полынь-траву». Будьте мои слова крепки и лепки.

Земледельческий заговор, с помощью которого крестьянин пытался уберечь свое поле от засухи. В тексте нет введения и зааминивания. Композиция заговора двухчастная: просьба (не палить, не жечь) и заклятие (будьте слова мои), им предшествует зачин (встану я…) www.stablebank.ru

2.

Собирайся, мое милое стадо, ко всякой ночке к своему дому, как собирается мир православный ко звону колокольному и пению церковному. Как Муравьевы дети царю своему муравью служат и слушают, и как медовые пчелы слетаются к гнездам своим и не забывают детей своих и не покидают, и как стекаются быстрые речки, и малые, и большие, в славный океан-море, и так бы мое стадо. Стекайтесь на голос со всех четырех сторон, друг от дружки не отставайте. Из-за озер, от мхов зыбучих, от черных болот, из-за рек, из-за ручьев, из-за лесов и полей ко своему дому спешите ночевать, век по веку. Аминь.

Пастушья молитва на сохранение стада.

3.

Я иду в лес. Клещ, лезь на лес, а змея на угоду лезь под колоду.

Когда шли в лес по грибы и ягоды, произносили это заклятье, чтобы не встретить змею и не насобирать клещей.

4.

На море, на Лукоморье, там стоит яблонька на двенадцать кокотов и на двенадцать кореньев. На той яблоньке стоят три кровати тесовые, на тех кроватях лежат три подкшки пуховые. На тех подушках лежат три змеи старших: первая Шкурапея, вторая Люха, третья Полюха.

Прошу тебя, Люха, великими упросами, низкими уклонами: унимай ты своих слуг гноевых, моховых, подтынных, полколодных, болотных и всех забытых, и того червяка-рыбака. Не будешь унимать – нашлет на тебя Господь архангела Михаила и Кузьму-Демьяна. Будет тебя архангел Михаил огнем палить, Кузьма-Демьян по полю ветер развеет. Мать Пречистая приходила, эту рану крестом окрещала и помощь давала.

Заговор от укуса змей, в нем перечисляются разные породы змей, начиная от старших, очевидно, самых опасных. Покровительство христианских святых служит защитой.

5.

Аминь. На море на окияне, на острове Буяне лежит камень. На том камне сидела Пресвятая Богородица, держала в руке иглу золотую, вдевала нитку шелковую, зашивала рану кровавую. Тебе, рана, не болеть и тебе, кровь, не бежать. Аминь.

Заговор на остановку крови и быстрого заживления раны. Эпическое место «на море-окияне, на острове Буяне» характерно для художественного пространства заговоров. Образ Богородицы в заговорах со временем вытесняет мифологический образ девицы.

6.

Заря-зарница, стоят гробницы. На тех гробницах написано, нарисовано три ангела, три архангела. Первый ангел – Михаил архангел, другой ангел – Кузьма-Демьян, третий ангел – Пимен святой. Пошел Пимен святой из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, на синее море. Попадают ему навстречу двенадцать девиц-трясовиц – долговолосы, пустоволосы, беспоясы, пологруды.

- Куда вы, девицы-трясовицы пошли?

- Мы пошли по всему свету людей знобить, костьми дробить. А ты куда пошел, Пимен святой?

- Я пошел в кузню двенадцать прутов ковать, двенадцать ножов – вас бить и резать.

Страницы: 1 2 3


Поэзия В.А. Жуковского
В 1812 году Жуковский в чине поручика вступил в Московское ополчение. В день Бородинского сражения он находился в резерве, всего в двух верстах от места боя; после сдачи Москвы его прикомандировали к штабу М. И. Кутузова. В Тарутино Жуковский написал знаменитую оду «Певец во стане русских воинов», в которой поименно прославил всех живых ...

Белинский
В крепостнической России XIX в. художественная литература была той ареной, на которой все общественные вопросы ставились с большой остротой и силой. Поэтому представители демократической общественной мысли выступали тогда преимущественно в области литературной критики. Деятельность Белинского и его последователей — Добролюбова и Черныше ...

«Миф о Сизифе»- мощь несмиренного духа
Философский труд «Миф о Сизифе» убеждает, что в уста «постороннего», и Калигулы Камю вложил многие из ключевых мыслей предвоенной поры. На страницах этого пространного «эссе об абсурде» они, так или иначе, повторены и обстоятельно растолкованы, а под самый конец ещё и стянуты в тугой узел притчей – пересказом древнегреческих преданий о ...