Отражение личности отца Ю. П. Лермонтова в лирике поэта
Страница 1
Информация о литературе » Биографические мотивы в лирике М.Ю. Лермонтова » Отражение личности отца Ю. П. Лермонтова в лирике поэта

Документальных свидетельств Лермонтова об отце - дневников, устных упоминаний в передаче третьих лиц - почти не существует. Мы сосредоточимся на его лирике. В этом случае нашей целью будет не характеристика личности Ю.П.Лермонтова, а выяснение, каким поэт видел своего отца, как оценивал его роль в своей жизни.

В своей лирике поэт откликнулся только на смерть Юрия Петровича, известно, что родился Юрий Петрович в 1787 году, умер 1 октября 1831 года, когда поэту было 17 лет. В 1816 году, после похорон жены,

Юрий Петрович вынужден был уехать в свое имение Кропотово и прожил там 15 лет до самой смерти. Умер он в 44 года. Лишь по временам, приезжая в Москву, отец встречался с сыном, учившимся там в Благородном пансионе. Конкретно о смерти отца упоминается в четырех стихотворениях. В дальнейшем обращений к этой теме мы не найдем. Одним из первых стихотворений является « Я видел тень блаженства…» Оно было создано в 1831 году 1 октября, в день смерти отца. В комментариях к изданию сочинений поэта 1939г. Под редакцией Эйхенбаума сказано, что это первое стихотворение, в котором упоминается от смерти отца. Стоит отметить, что в 1830-31 гг. тема смерти, одиночества, страданья была характерна для творчества М.Ю. Лермонтова, поэтому необходимо разобраться, посвящено ли данное стихотворение конкретно смерти отца, или же здесь Лермонтов рассуждает о смерти в философском смысле, как о феномене человеческой жизни. Обратимся непосредственно к тексту. В первых двух строфах автор рассказывает о своей любви, однако любовь для него - это вовсе не блаженство, а лишь тень его, так как она - это сильнейшая страсть, связанная, прежде всего с тоской. И пока лирический герой стихотворения живет на земле, он понимает, что находится под ее властью, он ее раб. Любовь к девушке, любовь к родине – все, что привязывает его к земле. Однако эта чувство чаще всего соединяется со страданьем («пятно тоски в уме моем»). Родина - это место горя и утраты. Именно здесь он начал знать горесть (умерла мать), и здесь же, совсем рядом, появляется смерть отца, разлука с ним (рана еще свежа и не успела зажить):

Я родину люблю и больше многих:

Средь ее полей есть место,

Где я горесть начал знать;

Есть место, где я буду отдыхать,

Когда мой прах, смешавшийся с землей,

Навеки прежний вид оставит свой.

Упоминание о месте, «где горесть начал знать», обращает мысль автора к последней смерти – отца, о возможности глубоко желаемой встречи с ним:

О, мой отец! где ты? Где мне найти

Твой гордый дух, бродящий в небесах?

В твой мир ведут столь разные пути,

Что избирать мешает тайный страх.

Далее следует размышление о смерти как таковой и о послесмертном существовании, о рае и аде, о разных путях туда. «Есть рай небесный! – звезды говорят;/ Но где же? вот вопрос – и в нем-то яд», - эти строки из последней строфы отсылают к монологам Гамлета. Это можно объяснить фактами из биографии поэта. В 1830-е гг. Лермонтов был уже хорошо знаком с творчеством Шекспира. Серьезное знакомство с этим автором началось к концу 1820-х годов, когда Михаил Юрьевич начал изучать английский язык. В одном из писем к М.А.Шан-Гирей этого же периода он подробно разбирает спектакль «Гамлет», виденный им в Москве. Из «Лермонтовской энциклопедии» мы узнаем, что дед поэта играл в спектакле «Гамлет», поставленном в Тарханах, роль могильщика и, выпив яд, умер прямо на сцене. Обстоятельства смерти деда Лермонтову были хорошо известны, поэтому неслучайно реминисценции именно из «Гамлета» встречаются во многих произведениях, в том числе и в лирике, и данное стихотворение подтверждает это. «Быть или не быть - таков вопрос; Что благородней духом - покоряться пращам и стрелам яростной судьбы; Иль, ополчась на море смут, сразить их противоборством. Умереть, уснуть – и только; и сказать, что сном кончаешь <…> умереть, уснуть, и видеть может сны, быть может? Вот в чем трудность…» В этом весь вопрос, весь «тайный страх».

Страницы: 1 2


Русалка в творчестве А.С.Пушкина
В старых пушкиноведческих работах, которые редко включаются ныне в научный оборот, мы можем встретить необычные для современных интерпретаций высказывания о присутствии в творчестве Пушкина «бодлеровских» и даже «некрофильских» настроений. Об этом писали В. Вересаев, Вл. Ходасевич; вероятно, близкие по смыслу наблюдения имел в виду В. Б ...

Игровой фольклор
79. ГОРЕЛКИ Дети, взявшись за руки парами, становились одна пара за другой. Впереди становился водящий. Бежала последняя пара, водящий должен был поймать себе пару. Оставшийся без пары становится водящим. Сигналом «Бегите!» было окончание игрового припева: Гори-гори, пень, Дай конопель, С лучком,с мачком, С козьим бочочком. Глянь ...

Былички
11. ПРО ЛЕШЕГО Нашински мужики не однова в лесу Лешего видали, как в ночное ездили. Он месячные ночи больно любит: сидит, старик старый, на пеньке, лапти подковыриват, да на месяц поглядыват. Как месяц за тучку забежит, темно ему, знашь, – он поднимет голову-то, да глухо таково: «Свети, све-тило»,- говорит. Одноэпизодная быличка о леш ...